Боже, дай мне разум и душевный покой,
Принять то, что я не в силах изменить,
Мужество изменить то, что могу и
Мудрость отличить одно от другого,
Да сбудется воля Твоя, а не моя.
Аминь.
Добро пожаловать в «Abused Anonymous» (ADA) программу выздоровления от последствий насилия. Мы – анонимное сообщество мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силой и надеждой. Наша основная цель – прервать цикл насилия в нашей жизни и помочь желающим выздоравливать от последствий насилия. Когда мы были детьми, взрослые применяли к нам насилие и постепенно мы научились ему, как единственной форме поведения по отношению к себе и другим. Многие из нас выросли в семьях, где насилие было нормой, некоторые переняли шаблоны насильственного поведения в детском саду, школе или других местах. Чтобы избавиться от боли из-за перенесенного насилия, многие из нас прибегали к алкоголю и другим веществам, к различным формам разрушительного и саморазрушительного поведения, Какими бы болезненными мы ни считали наши травмы в прошлом, каким бы отчаянным ни видели наше настоящее положение, в программе «Abused Anonymous» появляется надежда на будущее. Нам больше не нужно полагаться на насилие как на силу более могущественную, чем мы сами. Мы обретаем новую силу, которую предназначил нам Бог и становимся способными ощутить свою ценность и свободу. Мы отдаем себя заботе Высшей Силы, и наша жизнь изменяются к лучшему по мере того, как мы открыто, честно и с желанием узнаем, каковы мы на самом деле, и ведем себя более здоровым способом.
12 обещаний ADA
1
С каждым днем мы обретаем свободу, счастье, свет и чистое небо над головой;
2
Чувство безнадежности и самоосуждение иcчезают день за днем;
3
Независимо от степени насилия и его последствий мы восстанавливаемся и приобретаем целостность;
4
Чувство отвращения покидает нас;
5
Мы вспоминаем и принимаем наше прошлое и свободно выходим из него невредимым ребенком;
6
Мы начинаем спать спокойно;
7
На место стыда приходит самоуважение;
8
Наши насильники и авторитеты больше не имеют над нами власти;
9
Мы учимся заботиться о себе и доверять своей интуиции;
10
Страх любви, интимности и сексуальности покидает нас;
11
Мы узнаем что такое безопасность;
12
Мы осознаем,что мы живы,прекрасны, целостны, в уме и безопасности.
Большая книга Abused Anonymous
Мы пользуемся программой «12 Шагов и 12 Традиций», воспринятой от Сообщества Анонимных Алкоголиков, которая является основой нашего выздоровления и проводником для проживания одного дня.
Первый Шаг
Мы признали, что мы бессильны перед влиянием насилия и что наша жизнь стала неуправляемой
Кто согласится признать себя окончательно побежденным? Конечно, никто. Все естественные инстинкты восстают против мысли о полном бессилии. Насилие превращает нас в жертв и насильников, лишает независимости и воли, диктует нам, что мы должны делать и каким образом. Признав этот страшный факт, мы должны смириться с несостоятельностью во всех наших делах. Но, вступив в сообщество, мы вскоре вырабатываем совершенно другую точку зрения. Мы приходим к выводу, что только потерпев полное поражение, можно обрести способность встать на путь, ведущий к силе и освобождению.

Мы осознаем, что мы - травмированные насилием люди. Мы - жертвы и, как правило, виновники насилия. Насильники. Нужно полностью отказаться от заблуждения, что мы такие же, как и другие люди, или когда-нибудь станем такими. Мы - другие, и это навсегда.

Степень проявления насилия колеблется от словесного оскорбления в виде брани, унижающей человеческое достоинство, внушения человеку чувств непривлекательности, неполноценности и никчемности, от толчков и пинков до нанесения увечий и смертельного исхода.

Выделяют 4 основных вида насилия:
Экономическое насилие контроль и ограничение в распоряжении деньгами, материальными благами, контроль над выбором работы и рабочим процессом, продвижении в карьере.

Физическое насилие
нанесение физических травм, различных телесных повреждений, которые причиняют ущерб здоровью, нарушают развитие и лишают жизни.

К сексуальному насилию относится: принуждение партнера к выполнению «супружеских обязанностей», не считаясь с его желаниям; принуждение вступать в сексуальные отношения в неприемлемой для одного из партнеров форме; принуждение партнера одеваться в сексуальную одежду; нежелательные прикосновения к определенным частям тела; принуждение к причиняющему боль половому акту; сексуально окрашенные оскорбления («проститутка», «фригидная», «импотент» и т.д.); отношение к партнеру как к объекту для секса.

Психическое (эмоциональное) насилие оскорбления, угрозы, унижение человеческого достоинства, обвинения, демонстрация нелюбви, неприязни, постоянная ложь, обман.

Проверьте себя, было ли насилие в вашей жизни. Случалось ли, чтобы кто-то:
• Контролировал все ваше время;
• Обвинял вас во всех неудачах;
• Был против ваших отношений с родительской семьей или друзьями;
• Заставлял вас все время находиться дома;
• Критиковал вас за любые мелочи;
• Легко приходил в ярость под воздействием алкоголя или наркотиков;
• Контролировал ваши расходы и заставлял отчитываться за каждую копейку;
• Прослушивал ваши телефонные разговоры или запрещал пользоваться телефоном;
• Высмеивал вас перед другими;
• Разрушал ваши ценности и чувства;
• Бил, толкал, пинал или кусал вас или ваших детей;
• Заставлял вас вступать в сексуальные отношения против вашей воли;
• Причинял боль или угрожал причинить боль вашим домашним животным;
• Угрожал делать больно вам или вашим детям;
• Угрожал избить вас или ваших детей;
• Использовал или угрожал использовать оружие...
Или может вы вели себя таким образом по отношению к другим людям?

Если вы ответили «да» хотя бы на один вопрос, значит вы подвергались насилию и применяли насилие к другим.

Никто не способен убедить нас в том, что мы являемся жертвами насилия и насильниками. Это признание мы должны сделать сами.

Те из нас, кто пережили насилие в раннем возрасте, могли забыть об этом. Многим из нас внушали, что говорить о перенесенном или причиненном насилии - плохо. Те из нас, кто продолжительное время жил в атмосфере насилия, испытывают трудности с его распознанием в отношении себя и других. Мы можем отрицать, что перенесли насилие или что причиняли насилие себе и другим. Отрицание - мощный и неизбежный симптом нашей болезни, который дает нам лишь иллюзорный контроль над происходящими в нашей жизни событиями.

Может показаться, что у нас нет выбора и что мы не сможем прекратить управляемое насилием поведение, даже имея самую большую силу воли и самое искреннее желание. Однако у нас все же есть выбор, если мы прекратим оправдывать свое "употребление" насилия.

Мы оказались здесь, потому что дошли до такой черты, когда уже не могли больше продолжать жить в атмосфере насилия или его последствий из-за физической, психической и душевной боли. Только достигнув дна, у нас появилась готовность к действиям.

Мы бессильны как перед пережитым нами насилием и насилием, совершенном нами в отношении себя и других, так и перед насилием вообще. Насилие - это нездоровая почва, в которой развивается болезнь тела, разума и души. Наша болезнь прогрессирующая, неизлечимая и смертельная. Многие из нас испытали облегчение, узнав, что они не плохие, а просто травмированные и больные люди. Мы не несем ответственности за нашу болезнь, но мы отвечаем за наше выздоровление.
Основанием нашей программы служит признание, что мы сами не можем совладать с нашей зависимостью. Когда мы признали этот факт, мы выполнили первую часть Первого Шага.

Если мы не могли управлять своим поведением в отношении насилия, то как мы могли управлять своей жизнью? Неспособность эффективно работать, устанавливать и поддерживать близкие отношения, болезни - явно характеризуют неуправляемость жизни. Многие из нас были полны страхов и сомнений, чувствовали себя запутавшимися, потерянными и не такими, как все. Когда мы больше не могли жить по-старому, мы начали меняться и отходить от нашего старого образа мышления. Только оставаясь чистыми от насилия и работая по этому шагу, мы освобождаемся от наших оков.

Однако ни один шаг не работает по волшебству. Мы не просто проговариваем слова этих шагов, мы учимся жить по ним. Мы можем найти смысл и цель жизни. Когда мы признаем наше бессилие и неспособность управлять своей жизнью, мы открываем дверь Силе, более могущественной, чем наша собственная, чтобы она помогла нам в нашем выздоровлении. Признание полного бессилия, в конечно счете, оказывается прочным основание, на котором можно построить счастливую целенаправленную жизнь.
Второй Шаг
Пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие
Второй Шаг жизненно важен для всех нас, независимо от того, являемся мы жертвами насилия, насильниками или одновременно теми и другими. Первый Шаг приводит нас к необходимости верить в нечто, что может помочь нам справиться с нашим бессилием, страхом и отчаянием.

Первый Шаг оставил пустоту и боль в нашей жизни, и нам необходимо найти что-то, что могло бы заполнить эту пустоту и помочь нам справиться с болью, не прибегая больше к насилию. Второй Шаг и предназначен для этого.

Нам необходимо очень хорошо понять, что остальные шаги не сработают до тех пор, пока не сделан Второй Шаг. Процесс прихода к вере схож у большинства из нас. Большинство из нас были лишены настоящих взаимоотношений с Высшей Силой. Фактически нашей Высшей Силой являлось насилие. Теперь мы начинаем понимать это и начинаем учиться выбирать себе настоящую Высшую Силу. Мы начинаем развивать эти взаимоотношения с простого признания того, что возможности Высшей Силы больше, чем наши собственные. В какой-то момент мы осознали, что нуждаемся в помощи некоей Силы, более могущественной, чем насилие или чем наша зависимость от насилия. Естественно, никто за нас не решит, что понимать под Высшей Силой. Это решение каждого из нас. Это может быть группа, Программа, наставник, терапевт. Или это может быть Бог. Нам не обязательно быть религиозными, чтобы принять эту идею.

В конце концов, верно только одно: Высшую Силу каждый выбирает себе сам, исходя из особенностей личного пути выздоровления. Единственное, что мы предлагаем, так это чтобы Сила эта была любящей, заботливой и более могущественной, чем наша собственная. Для многих из нас это очень непростой шаг: ведь в этом шаге предлагается поверить, что наше здравомыслие - в надежных руках. Из-за того, что другие люди применяли в нам насилие, у нас могло сформироваться убеждение, что нас никто не любит, или что нас в принципе невозможно любить, или что мы плохие, грязные, неправильные и поэтому не достойны любви, заботы и защиты. Тем более нам необходимо поверить, что есть кто-то или что-то, кто так не думает. Второй шаг для переживших насилие - это возможность наконец-то перевести дух: ведь нам больше не надо агрессивно защищаться от мира и жить по законам насилия, раз у нас есть ВС, которая умеет прекрасно заботиться о нас! Нам необходимо принять этот шаг, чтобы двигаться дальше. Постепенно мы будем замечать, что наша вера растет, а недоверие уменьшается. Когда наша вера вырастает, мы становимся готовы к Третьему Шагу.
Третий Шаг
Приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали
Давным-давно мы утратили контроль над своей жизнью, а во многих случаях мы так рано попали под власть насилия, что не успели даже начать контролировать свою жизнь. В течение долгого времени наша жизнь была под властью насилия, и пока мы продолжали с этим бороться, все оставалось по-прежнему. В первом шаге мы позволили себе разорвать этот круг: мы признали, что зависим от насилия, и что у нас нет контроля над собственной жизнью. Мы - травмированные люди, и наши раны причиняют нам боль, но мы считаем, что исцеление возможно через постепенное обретение здравомыслия. Поэтому мы сделали второй шаг: пришли к убеждению, что есть Сила, более могущественная, чем наша собственная, способная вернуть нам здравомыслие. Итак, на данный момент у нас получается вот что: мы хотим освободиться от влияния насилия и обрести здравомыслие, у нас есть любящая и заботящаяся о нас Высшая Сила, которая способна вернуть нам здравомыслие. Очевидно, что мы не можем быть своей собственной Высшей Силой, как мы не можем быть Богом, но мы можем учиться любить себя и заботиться о себе. Конечно, для этого нужно, чтоб мы дали добро на то, чтобы Высшая Сила или Бог как мы его понимаем, могли научить нас этому. Обязательно с нашего согласия, или - лучше - после нашей непосредственной просьбы, ведь Бог, как мы его понимаем, не будет без нашей просьбы рулить нашей жизнью: это было бы продолжением цикла насилия. Это должно быть личное добровольное решение - препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы его понимаем. Это наше решение, и его принятие зависит исключительно от нас. Только от нас и больше ни от кого в мире не зависит - примем мы решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимаем, или нет. Каждому из нас нужно время, чтобы сделать третий шаг, и у нас есть столько времени, сколько нам нужно. Многим из нас страшно препоручать, особенно первый раз, ведь раньше мы доверяли и были обмануты, надеялись и были разочарованы, использованы и травмированы. Однако мы все-таки делаем третий шаг. Мы учимся верить, что программа работает, что наша Высшая Сила заботиться о нас и что Бог, как мы его понимаем, может вернуть нам здравомыслие. Возможно, решение третьего шага - одно из немногих здравомыслящих решений, принятых нами. Но мы видим, что чем больше наших решений основано на здравомыслии, тем дальше мы продвигаемся по дороге выздоровления. Многие из нас ежедневно делают первые три шага, и это работает. После того как сделан третий шаг, мы обнаруживаем, что наконец-то наша жизнь оказалась в надежных руках, а наша воля больше не похожа на детский мячик. Нам больше не нужно нервничать, не зная как поступить, умирать от страха перед последствиями единолично принятых решений и испытывать постоянную сильную тревогу из-за неуверенности или некомпетентности перед жизнью. Мы можем наконец-то расслабиться и просто поверить, что все происходит к лучшему для нас. Тогда мы подходим к Четвертому шагу.
Четвертый Шаг
Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения
Если мы хотим написать глубокое и бесстрашное нравственное исследование, сначала необходимо подготовить себя, делая Первый, Второй и Третий Шаги. Желательно также обсудить первые три Шага с наставником. Теперь мы приступаем к Четвертому Шагу.

Четвертый Шаг помогает нам двигаться в направлении выздоровления, и мы доверяем его бумаге, насколько мы на это сейчас способны.

Одна из ловушек нашей жизни - наше прошлое. Четвертый шаг очень хорошо помогает нейтрализовать эту ловушку.

Нам не надо больше цепляться за наше прошлое, и также не надо спотыкаться об него. Мы можем спокойно посмотреть на наше прошлое, увидеть, что же в действительности оно собой представляет и освободиться от него для того, чтобы мы могли жить сегодня. Нам не надо смотреть в прошлое в одиночестве. Наши жизни и воля теперь в руках нашей Высшей Силы.

Раньше нам казалось, что написать тщательное и честное исследование невозможно. Это продолжалось, пока мы действовали, опираясь только лишь на свои собственные силы. Но теперь нам помогает Бог. Перед тем, как начать писать, мы уделяем несколько минут молитве о ниспослании нам бесстрашия и тщательности в исследовании.

Цель глубокого и бесстрашного нравственного исследования - разобраться в противоречиях нашей жизни, осознать затруднения, которые мешают нам жить и мешают понять, кто мы на самом деле. Мы были специалистами в области обмана и самообмана: мы так хорошо научились искажать реальный образ себя, выдавая окружающим придуманную нами фикцию, что не только они, но и мы сами оказались не знакомы с нашим истинным я. Многие из нас думают, что их истинное я - это ужасный монстр, которого ни в коем случае нельзя никому показывать, иначе все от нас отвернутся. Это мешает в нашей работе по четвертому шагу, но потом оказывается, что это одна из ловушек нашей жизни: четвертый шаг помогает нам преодолеть ее. Большинство из нас обнаруживают, что мы не были так ужасны. Мы пытаемся прекратить жить по старым правилам, которые не работают. Мы делаем Четвертый Шаг для того, чтобы духовно расти. Мы можем делать Четвертый Шаг по-разному, нет какой-то единой и обязательной к исполнению формулы Четвертого шага. Но в Четвертом шаге есть свой секрет:

Чтобы написать исследование - надо писать его! И мы не напишем его, если будем только думать об инвентаризации, или разговаривать о ней.

Мы берем ручку и просим Бога помочь обнаружить дефекты, которые причиняют нам боль и страдания. Мы молимся о мужестве быть бесстрашными и тщательными. И о том, чтобы эта инвентаризация помогла нам привести жизнь в порядок. Когда мы молимся и действуем, это работает. Все, о чем мы думаем, является материалом исследования. Инвентаризация будет соответствовать индивидуальности. Это может показаться трудным или болезненным. Это даже может показаться невозможным. Мы можем испугаться того, что соприкосновение с нашими чувствами неожиданно вызовет непреодолимую цепную реакцию боли и панического страха. Мы можем даже захотеть прекратить инвентаризацию из-за страха потерпеть неудачу. Те, кто прошел через Четвертый шаг, сделали вывод, который может сейчас нам быть полезным: четвертый шаг приносит освобождение, поскольку боль от того, что мы его делаем, меньше боли от того, что мы его не делаем. Мы уже знаем, что исцеления без боли не бывает, мы готовим себя к этой боли. Когда проблемы всплывают на поверхность, мы описываем их. Мы начинаем радоваться своему выздоровлению, потому, что у нас теперь есть способ работы с многочисленными ловушками. Стресс и внутреннее перенапряжение проходят. Мы пишем наше исследование, старательно не думая о Пятом Шаге. Мы работаем над Четвертым Шагом, как будто Пятого Шага просто не существует. Мы можем писать в одиночку или рядом с другими людьми, как кому удобнее. Мы можем писать так кратко или так подробно, как это необходимо. Мы можем написать за один присест или писать с перерывами, как нам лучше: ведь это наш четвертый шаг. Мы можем обращаться за помощью и нам могут помогать более опытные люди. Письменная инвентаризация позволяет нам услышать те части нашего подсознания, которые были скрыты, когда мы просто думали или беседовали о том, кто мы есть. Когда это записано на бумаге, нам гораздо труднее отрицать нашу истинную натуру. Честная самооценка - это еще один ключ к новой жизни.

В Четвертом Шаге мы находим контакт с собой. Мы пишем о себе и о том, что мы в себе обнаружили: о своей уязвимости, склонности считать себя ничтожеством, испытывать вину, стыд, жалость к себе, обиду, гнев, депрессию, замешательство, одиночество и тревогу, о своем стремлении мстить, мучиться от постоянных самообвинений, отверженности и эгоцентризма, а также чувствовать себя самыми ужасными на свете и отрицать все это.

Возможно, когда мы будем работать в Четвертом шаге над нашими взаимоотношениями, нам покажется непреодолимо трудным писать о сексуальных отношениях в нашей жизни. Возможно даже, что из-за перенесенного в детстве насилия мы потом так и не смогли ни разу построить здоровые сексуальные отношения. Может быть, мы обнаружим у себя глубоко раненную сексуальность, и нам будет больно от этих открытий. Как бы то ни было, лучше написать Четвертый шаг, как это только возможно, чем не написать его.

Ценные качества тоже должны быть приняты во внимание, если мы хотим получить полную картину того, что мы из себя представляем. Многие из нас с огромным трудом признают, что они обладают хорошими качествами. Может быть, нам тяжело признать, что в нас есть и хорошие качества. Но тем не менее, все мы обладаем ценными качествами, какие-то из них впервые обнаружены в работе по программе - это способность оставаться чистыми от насилия, быть честными, доверять Богу, умение сопереживать, действовать позитивно, делиться своим опытом, наше мужество и вера, умение заботиться, способность быть благодарными, добрыми и великодушными. Кроме того, наше исследование обычно включает материал о взаимоотношениях с другими людьми.

Мы вспоминаем о том, какими мы были и сравниваем с тем, какие мы сейчас, чтобы увидеть, что мы хотим оставить, а от чего избавиться.

Мы не собираемся становиться идеальными. Если бы мы были идеальными, мы не были бы людьми. Важно то, что мы делаем всё, что в наших силах. Мы пользуемся доступными нам средствами и развиваем способность жить с теми эмоциями, которые у нас есть. Мы не хотим потерять ничего из того, что приобрели; и хотим продолжать работу по программе. Наш опыт говорит, что, независимо от того, насколько тщательно и скрупулезно мы работали, ни одно исследование не даст долговременного эффекта, если за ним не последует так же тщательно проделанный Пятый шаг.
Пятый Шаг
Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений
Пятый Шаг - это дверь на свободу. Признав перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений, мы начинаем жить свободно. Проделав нравственную инвентаризацию в Четвертом Шаге, мы работаем с результатом нашего исследования. Если мы будем скрывать наши недостатки внутри себя, насилие снова подчинит себе нашу жизнь. Если мы будем цепляться за наше прошлое, то не освободимся из-под его влияния. Если мы не будем честными в Пятом Шаге, то запустим тот же механизм самонасилия, который и раньше заставлял нас врать, умалчивать, не доверять и бояться.

Пятый Шаг предлагает нам признать перед Богом, собой и перед каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений. Мы рассмотрели наши заблуждения, разобрались в том, как мы привыкли поступать, и начали видеть более глубокие аспекты нашей болезни. Теперь мы сидим с другим человеком и вслух разбираем свою инвентаризацию.

Наша Высшая Сила будет с нами на протяжении всего Пятого Шага. Мы получим помощь и сможем свободно воспринимать себя и смотреть в глаза другому человеку. Мы почувствуем вкус истинного принятия нас другим человеком и продвинемся на пути самопринятия. Может показаться, что незачем признавать истинную природу наших заблуждений перед нашей Высшей Силой. Мы рассуждали так: "Бог уже всё знает". Но, несмотря на то, что Он уже знает, признание должно исходить из наших собственных уст, чтобы оно действительно было эффективным. Пятый Шаг это не просто прочтение Четвертого Шага.

На протяжении многих лет мы избегали реального взгляда на себя. Многим из нас казалось, что они оказались в жизни по ошибке, и не имеют никакого права ни на что. Многие из нас годами носили в себе ощущение, словно мы попросту самозванцы и правильнее было бы, чтобы нас вообще не было. Мы стыдились себя и чувствовали изоляцию от всего остального мира. Теперь, когда мы выделили те часть нашего прошлого, которых стыдились, взглянули на них и признали их, мы можем вымести их из своей жизни или оставить, наполнив смыслом выздоровления. Мы можем признать свое право на жизнь в этом мире, право изменяться, отказываться от неполезного и развивать хорошее. Но это долго не проработает, если написать и положить всё это в стол. Как говорят в Программе, наши недостатки растут в темноте, но умирают, если их выставить на свет.

До прихода в программу нам казалось, что никто и никогда не должен узнать о нас правду. Мы не умели ни доверять, ни отвечать на доверие и жили в уверенности, что если когда-нибудь откроем свою душу, то будем наверняка отвергнуты или преданы. Теперь у нас есть новый опыт и мы можем к нему прислушаться, ведь друзья по Сообществу многократно показали, что действительно понимают нас.

Мы сами отвечаем за наше выздоровление и ответственность за выбор человека для Пятого Шага тоже наша. Мы должны остаться бережными с собой, чтобы не причинить себе вред. Мы должны испытывать доверие к человеку, которого выбираем для Пятого шага. Собственно, для многих в Пятом шаге самая главная трудность заключается как раз в том, чтобы найти человека, перед которым можно раскрыться в относительной безопасности. Здесь нет жестких правил: кто-то делает Пятый шаг в присутствии своего наставника или товарища по выздоровлению, другой для этого обращается за помощью к священнику или к кому-либо в церкви, одни обращаются для этого к близким людям, а другие предпочитают делать пятый шаг при помощи совершенно незнакомого человека.

Когда выбор сделан, мы остаемся с глазу на глаз с этим человеком. Важно, чтобы мы чувствовали его поддержку и доверяли, ведь по сути речь для нас идет о жизни и смерти. Мы рассказываем честно и максимально открыто, ничего не утаивая и не изменяя, даже если нам очень трудно и страшно говорить о себе правду. Даже если мы испытываем сильное чувство вины и не принимаем себя. Пока мы не проговорим, это останется с нами, но когда мы откроемся, мы испытаем облегчение, а, почувствовав поддержку, мы почувствуем и принятие, это поможет нам избавиться от чувства вины. Поэтому мы понимаем, что медлить и откладывать больше нельзя. Мы хотим как можно скорее рассказать правду, простую и как она есть. Преувеличение или преуменьшение, и попытки оправдать наше прошлое, – опасны. Ведь мы всё еще хотим казаться хорошими.

У нас есть тенденция держать свою жизнь в секрете. Чтобы скрыть от других правду о себе, мы надевали различные маски. К сожалению, мы в итоге научились обманывать себя. Маски должны быть сняты. Если мы хотим услышать о себе самих сказанную нами же правду, мы должны сказать правду о нас другому человеку. Мы делимся нашей инвентаризацией, как она написана, ничего не пропуская, пока не закончим. Это огромное облегчение - избавиться от всех наших секретов и поделиться бременем прошлого.

Бывает, что слушающий нас рассказывает похожие истории из своей жизни, и оказывается, что мы не уникальны. У нас появляется новый опыт: другой человек принимает нас такими, какие мы есть, без всяких масок. Так и мы сами учимся принимать себя.

Обычно это сопровождается открытием в себе каких-то черт и стереотипов поведения, которые нам особенно не нравятся. Но когда мы, сталкиваясь с ними, вытаскиваем их наружу и открываем, мы получаем возможность справиться с ними. Мы не можем изменить себя сами, хотя бы мы очень старались. Для того, чтобы работа по изменению себя была результативной, нам понадобится помощь Бога, как мы Его понимаем, и Сообщества Анонимных Выздоравливающих от последствий насилия.
Шестой Шаг
Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех этих недостатков
Шестой Шаг говорит нам о готовности. Мы в действительности хотим избавиться от того, что считаем в себе недостатками, или на самом деле крепко держимся за них, потому что так спокойнее, привычнее и т.п.?

В первую очередь наши недостатки или их проявления мучают нас. Мы сами страдаем от них, и это достаточный стимул, чтобы решительно от них избавиться. Недостатки - это то, что стоит на пути у нашего стремления достичь цельности, гармоничного единства нашей личности. До того, как мы приступили к Четвертому и Пятому Шагам, мы могли позволить быть нечестными и купаться в жалости к себе. Но это время уже прошло, и теперь нам больше не по пути с нашими дефектами, ведь когда мы постоянно думаем о своих недостатках, мы перестаем мыслить логически. Эгоизм не позволяет нам продвигаться в выздоровлении, наши недостатки забирают все наше время и энергию.

Чтобы иметь ясное представление о размере разрушений, причиненных нам нашими дефектами характера, мы изучаем инвентаризацию, проведенную в Четвертом Шаге. И тогда у нас появляется страстное желание освободиться от этих дефектов. Мы молимся и преисполняемся желанием, готовностью, и позволяем Богу избавить нас от этих разрушающих черт характера. Чтобы насилие вновь не подчинило себе нашу жизнь, нам нужно измениться. И мы хотим измениться. Мы будем без самообмана относиться к старым дефектам характера. Мы осознаём их и все-таки делаем те же ошибки, ведь осознание еще не есть выздоровление. Просто ранее мы были насильниками и жертвами, не осознающими в той или иной степени, что с нами происходит, а теперь мы стали насильниками и жертвами, которые осознают, вот и вся разница. Нужен следующий шаг.

Когда мы видим наши дефекты и признаем их, мы можем принять решение освободиться от них. И тогда мы просим о помощи Бога. Шестой Шаг помогает нам двигаться в духовном направлении. Это шаг готовности. Готовность к действиям - это духовный принцип Шестого Шага.

Даже если мы готовы не полностью, мы все равно движемся в правильном направлении. Бывает важно напомнить себе один из программных принципов: мы претендуем лишь на духовный прогресс, а не на духовное совершенство.

В конце концов что-то происходит, и вместо гордыни и упрямства появляются вера, смирение и принятие. Мы начинаем понимать себя и видим, что мы растем и взрослеем. Мы обнаруживаем, что начинаем чувствовать себя лучше и что наша готовность перерастает в надежду.

Мы замечаем, что совершаем новые ошибки вместо повторения старых.

Мы следуем простым советам, которые предлагает нам программа. И от готовности к действиям мы приступаем к самим действиям, переходя к Седьмому Шагу.
Седьмой Шаг
Смиренно просили Его исправить наши изъяны
Мы сделали Шестой Шаг и теперь у нас появилась готовность к тому, чтобы Бог, как мы Его понимали, избавил нас от наших дефектов характера.

До тех пор, пока мы не привели нашу жизнь в полный беспорядок, мы не понимали, что нам нужна помощь. Теперь мы знаем, что в одиночку нам не справиться. Мы делимся своим опытом, слушаем других, мы не одиноки и мы выздоравливаем вместе. Теперь для нас это так естественно, что мы даже удивляемся, что когда-то все было иначе. Очевидно, что работа в Программе выздоровления от последствий насилия научила нас смирению. Теперь это должно в полную силу заработать в Седьмом Шаге. Это основная часть Седьмого шага. Смирение - это результат того, что мы стали честными перед собою. Это началось уже с Первого Шага. Мы признали свою болезнь и бессилие. Мы нашли силу вне себя и научились полагаться на нее и доверять ей. Мы исследовали свою жизнь и обнаружили, кто мы есть на самом деле. Быть по-настоящему смиренными - это значит принять себя с миром и просто оставаться самими собой, такими, какие мы есть. Мы не хорошие и не плохие. Мы - люди, у которых есть свои хорошие качества и свои недостатки. Самое главное, что мы - люди.

Если в Шестом Шаге мы обрели готовность, то наступило время действовать. Седьмой Шаг это шаг действия, и пришло время попросить Бога о помощи и освобождении. Часто Бог помогает нам через других людей. Когда кто-нибудь указывает нам на наши недостатки, первой реакцией может быть защита. Но если мы работаем по Седьмому Шагу, мы постепенно понимаем, зачем нам дается такой опыт, и тогда приходит благодарность и принятие. Всегда будет место для роста. Мы смиренно просим о помощи Бога, как мы Его понимаем, готовые в свободе принять те средства, которые Он готов нам предложить, чтобы мы применяли их с пользой для нашего выздоровления. Когда мы принимаем других такими, какие они есть, мы становимся смиренными и это подготавливает почву для избавления от своих собственных недостатков. Бог помогает нам осознать наши недостатки через тех, кто заботится о своем выздоровлении. Это дорога духовного роста. Мы меняемся каждый день. Этот рост - результат не столько желаний, сколько действий и молитв. Основная задача Седьмого Шага - выйти за пределы себя и стремиться достичь воли нашей Высшей Силы. Как только мы стали готовы к тому, чтобы Бог устранил наши дефекты характера, мы смиренно просим Его об этом. Если мы все еще не хотим освободиться от всего плохого в нас, то просим Бога помочь нам обрести это желание.

Когда мы готовы, мы можем помолиться теми словами, которые придут нам в сердце или произнести молитву Седьмого Шага, используемую Анонимными Алкоголиками: "Я хочу, мой Создатель, чтобы Ты принял меня со всем, что во мне есть, и хорошим, и плохим. Прошу тебя освободить меня от всех недостатков моего характера, мешающих мне быть полезным для Тебя и других. Дай мне силы, когда я выйду отсюда, чтобы выполнить Твою волю. Аминь". Это наш путь к духовному росту и мы желаем идти дальше. Итак, мы готовы к Восьмому Шагу.
Восьмой Шаг
Составили список всех тех людей, которым мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними
Восьмой Шаг - это углубление нашего смирения. Как правило, чувство вины мешает подлинному смирению, а мы хотим смотреть на мир без агрессивности и страха, поэтому мы решаем освободиться от чувства вины, чтобы ничего из прошлой жизни не тормозило наш духовный рост.

Когда мы составим список, мы больше не сможем отрицать, что причиняли кому-то вред. Мы признаем, что мы применяли насилие. Мы признаем, что мы причинили вред другим людям своими действиями, ложью, невыполненными обещаниями или пренебрежением. Мы могли применять к другим людям физическое насилие или сексуально их использовать, оскорблять их или шантажировать. Как правило, мы сами тоже относимся к тем людям, кому мы причинили вред. И нужно быть готовыми признать все это.

Наш опыт говорит нам, что необходимо быть готовыми к этому до того, как мы приступим к Восьмому Шагу.

Восьмой Шаг действительно не легкий, нам нужно обладать новым видом честности, связанной с нашими отношениями с другими людьми. Восьмой Шаг связан с процессом прощения: мы прощаем других; мы прощаем себя и учимся жить в мире, где прощение действует. Это работает таким образом, что мы можем жить и давать жить другим; помогает, когда мы знаем, в каких областях мы должны возместить причиненный нами ущерб. Сейчас это кажется трудным, но, однажды сделав это, мы удивимся, почему мы не сделали это раньше.

Нам нужна определенная честность, прежде чем мы составим точный список. Готовясь составить список Восьмого шага нужно определить, что такое "Зло". Считаем ли мы насилие злом? Или предпочитаем оправдывать свое поведение насильника? Степень зла может колебаться, начиная с того, что мы вывели кого-либо из состояния душевного равновесия, кончая тем, что мы нанесли телесное повреждение или стали причиной чьей-то смерти.

Восьмой Шаг ставит перед нами проблему. Многим из нас трудно признать, что мы причинили кому-либо зло, так как мы считаем себя жертвами насилия. Отказ от подобных оправданий является важнейшим моментом Восьмого Шага. Мы должны отделить то, что было сделано по отношению к нам от того, что мы сделали другим. Отбрасываем оправдания и наши мысли о том, что мы являемся жертвами. Мы часто чувствуем, что принесли зло лишь самим себе, однако только нами список не исчерпывается. Мы составляем список и дополняем его, по мере того, как мы вспоминаем о новых фактах. Мы честно рассматриваем этот список и открыто разбираем наши ошибки, чтобы подготовить себя к возмещению ущерба.

Как и в каждом шаге, здесь надо быть тщательными. Мы будем всю жизнь пополнять этот список. Но верно и то, что мы не можем отложить завершение этого шага только из-за того, что не уверены в том, что наш список является полным. Последняя трудность работы по Восьмому Шагу - это отделить его от Девятого. Мы работаем по Восьмому Шагу как будто Девятого Шага не существует. Здесь работает знаменитый программный принцип "делай как если бы", которым мы уже пользовались, особенно при работе над Четвертым шагом. Мы не думаем о возмещении ущерба, а сосредотачиваемся на словах, выражающих суть Восьмого Шага: "составить список и преисполниться желанием возместить ущерб". Мы можем избавиться от любого замешательства, связанного с процессом составления списка, если будем внимательно слушать других членов Сообщества, когда они делятся своим опытом прохождения этого шага. Наши наставники также могут поделиться с нами тем, как Восьмой Шаг сработал для них. Восьмой Шаг предлагает нам переход от жизни, где прежде царили чувство вины и угрызения совести. Наше будущее будет другим потому, что мы не будем избегать тех людей, которым причинили зло. В результате этого шага мы приобретаем свободу, основанную на прощении, смирении и принятии. По мере осознания необходимости быть прощеными, мы и сами начинаем прощать других. И мы больше не делаем несчастными других.

Восьмой Шаг - это шаг готовности и действия одновременно. Как и все другие шаги, он непосредственно приносит пользу. Теперь мы готовы возмещать ущерб в Девятом Шаге.
Девятый Шаг
Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому
Программа связывает Девятый Шаг с такими качествами, как здравость суждений, тщательность в выборе времени, смелость и благоразумие. Составив список лиц, которым мы нанесли ущерб и тщательно продумав каждый конкретный случай, мы можем разделить всех тех, перед кем мы должны загладить вину, на три категории. С одной группой лиц нам нужно как можно скорее установить контакт, хотя, возможно, среди них окажутся и те, перед которыми мы сможем лишь частично искупить свою вину, поскольку полная открытость им наверняка навредит. Контакт с другой группой лиц нам нужно отложить на некоторое время, а с третьей мы никогда не сможем установить никаких личных контактов.

Мы можем руководствоваться простым правилом, о котором говорится в Программе: мы должны помнить, что нельзя покупать душевный покой за счет страданий других.

Но, когда это возможно, мы должны открыто признать, что мы нанесли ущерб, и принести свои извинения.

Мы должны отдать все долги, и не только финансовые, либо пообещать сделать это в ближайшее время. Обычно мы встречаем в ответ на наши действия по возмещению ущерба одобрение и похвалу, и лишь в крайне редких случаях - скептическое отношение. Такое отношение может причинять нам боль и страдания, но это не должно нас останавливать. Ведь на самом деле мы делаем Девятый Шаг не для того, чтобы нас похвалили, а чтобы возместить другим людям тот ущерб, который мы нанесли им ранее своими действиями. Поэтому, если мы основательно подготовились к этому Шагу, то, как бы к нам ни относились в ответ на наше признание, мы готовы встретить любую реакцию. Когда у нас получается возместить ущерб, мы испытываем облегчение. Для некоторых из нас облегчение может превратиться в препятствие для дальнейшей работы по Девятому Шагу. Как правило, мы очень боимся боли, поэтому может возникнуть сильное желание уцепиться за это облегчение и стараться избегать всего, что могло бы его разрушить: например, мы можем попытаться избежать тех контактов в рамках работы по Девятому Шагу, которые пугают нас или представляются унизительными. У нас может возрасти отрицание, мы можем начать откладывать эти контакты под всякими благовидными предлогами, ожидая "благоприятного момента". Если это так, то самое время признаться себе в этом и вернуться к работе по Девятому Шагу, чтобы честно и непредвзято возместить другим причиненный нами ущерб.

Программа рекомендует использовать как один из инструментов выздоровления обращение за помощью. Возможно, разговор с наставником или на группе поможет в работе по этому шагу. Как и искреннее обращение за помощью к Богу и доверительная готовность следовать Его руководству. Мы придерживаемся убеждения, что нам необходима полная и безусловная готовность возместить причиненный ущерб как можно скорее и в той мере, в какой это возможно в сложившихся обстоятельствах. Мы должны быть уверены в том, что мы не откладываем это дело только потому, что нам страшно. Готовность принять на себя всю ответственность за последствия наших прошлых поступков составляет суть Девятого Шага. Это шаг готовности и действия.
Десятый Шаг
Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки сразу признавали это
Десятый Шаг - это начало того, что некоторые члены сообщества относят к Шагам поддержания. Другие называют это шагами непрерывного роста. Десятый Шаг помогает нам в повседневной жизни сохранить в рабочем состоянии принципы и инструменты предыдущих Шагов. Чтобы поддерживать наш духовный покой и продолжать расти, мы продолжаем свою инвентаризацию и возмещение ущерба другим людям.

Если мы тщательно и честно работали над Шагами с Первого по Девятый, у нас начался процесс расчистки многого из того, что было повреждено в нашем прошлом. Мы препоручили дефекты нашего характера своей Высшей Силе и теперь предпринимаем постоянные усилия для изменения нашего старого поведения в лучшую сторону. Мы остаемся чистыми от насилия и начинаем заботиться о себе и своих потребностях. С помощью Десятого Шага мы стараемся сохранить свое хорошее состояние и не скатываться опять к разрушающим манерам поведения. Процесс выздоровления не излечивает нас от всех человеческих несовершенств и не избавляет от всех огорчений в нашей жизни. Но он предоставляет нам инструменты, помогающие справится с нашими проблемами и постоянно работать над улучшением себя.

Имеются много путей продолжения нашей инвентаризации. Члены сообщества, делятся опытом, говорят, что считают полезным три типа самоанализа: выборочная проверка, ежедневная проверка и проверка, рассчитанная на длительный отчетный период. Выборочную проверку можно провести в любое время дня, как только мы почувствуем, что ЧТО-ТО не так. В таком случае мы можем сразу взять на себя ответственность за свое участие хотя бы тем, что остановимся на миг, чтобы признать проблему и задать себе вопрос, а не можем ли мы поступить иначе.

Мы не в состоянии отловить каждую ошибку при ее совершении, но ежедневная проверка может помочь нам стать более компетентными в осознании и изменении нашего поведения. Каждый вечер в течение нескольких минут мы можем делать обзор дня для уяснения как положительного, так и отрицательного опыта. Некоторые из нас предпочитают превратить это в часть ритуала, завершающего наш день наподобие того, как мы чистим зубы. Это не означает написание длительного письменного анализа, а может быть сделано мысленно или, возможно путём написания пары живых фраз о том, что прошло хорошо, и том, что мы могли бы улучшить. Мы можем запланировать на следующий день возмещение ущерба, причиненного какой-либо ошибкой. Те же, кто лучше чувствуют себя утром, предпочитают совершать «переучет» как часть утреннего ритуала, возможно. По дороге на работу или при регулярном телефонном разговоре с нашим спонсорам (доверенным лицом) в определенное время.

Периодически у нас может появляться желание провести более детальный самоанализ. Инвентаризация, проводимая один или два раза в год обсуждаемая с нашим спонсором (доверенным лицом), может помочь нам работать с нашими чертами характера, скрытыми глубже, и рассмотреть новые качества, которые появляются по мере нашего духовного развития. Такого рода инвентаризация может напомнить нам, что нужно вознаграждать себя за достигнутый прогресс, который мы не замечаем на уровне повседневной жизни. Мы можем просмотреть наш первоначальный инвентаризационный список. Временами мы сосредотачиваемся только на одной инвентаризационной сфере нашей жизни. Каждый раз, когда мы обновляем наше обязательство продолжать исследовать самих себя, мы растем духовно. Если мысль о том, чтобы измениться, пугает, мы обнаруживаем, что страх ослабевает при приложении ежедневых простых и честных усилий и помощи нашей Высшей Силы.

Как при работе над Четвертым Шагом, очень важно, в дополнение к ошибкам, которые мы могли совершить, включить в список и то, что мы сделали хорошо. Мы можем спросить себя, в чем видим улучшения в своем поведении или как наши положительные качества проявились. А может быть, наберется много дней, в течение которых мы хорошо справлялись с собой и не проявляли ничего из наших старых манер поведения!

Вторая часть Десятого Шага гласит, «…когда допускали ошибки, сразу признавали это». Продолжение процесса признания наших ошибок и, при необходимости, возмещении ущерба, нанесенного себе и другим, позволяют нам оставаться смиренными и принимать других людей такими, какие они есть. Дисциплинированно делая это снова и снова, мы можем вспомнить древнее изречение «Человеку свойственно ошибаться, Богу – прощать». И наша человечность, наша духовность возрастают, когда мы не считаем, что всегда должны быть правыми. Мы можем позволить другим людям получать пользу и терпеть последствия их собственных решений. Нам становится все комфортнее с тем человеком, которым мы является.

Работая над Десятым Шагом на регулярной основе, мы продолжаем обращаться к своей Высшей Силе за помощью. Анализирую прожитый день, мы признаем свои недостатки перед Богом, преисполняемся желание и затем смиренно просим Бога избавить нас от них. Мы составляем список людей, которым мы причинили зло, и подходящим образом возмещаем причиненный ущерб. Проводя анализ в рамках Десятого Шага, мы в действительности пользуемся всеми предыдущими Шагами, не забывая относится к себе с сочувствием и любовью. Так как мы испытали боль и страдание, обусловленное нашими недостатками, мы не хотим возвращаться к их проявлению. Мы продолжаем работать по программе, как если бы от нее зависело качество нашей жизни – а это так и есть!

Завершение Шагов с Четвертого по Девятый не дает гарантий, что теперь в нашей жизни наступит полный душевный покой и мы освободимся от проблем. Временами мы можем чувствовать себя так, как будто мы вернулись в наш первый день и все до единого дефекты характера не претерпели изменений. Работа над Десятым Шагом помогает нам удлинять промежутки между плохими временами. Продолжение самоанализа сохраняет нас от накопления груза ошибок и поддерживает наше духовное, эмоциональное и физическое здоровье, чтобы нам было легче справляться с неприятным моментами в нашей повседневной жизни.
Одиннадцатый Шаг
Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом как мы понимали Его, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить и о даровании силы для этого
По сравнению со временем, когда мы впервые переступили порог сообщества, сейчас взаимоотношения между нами и Богом нашего понимания, стало сильнее благодаря опыту, приобретенному в результате работы над шагами с Первого по Десятый. Во Втором шаге мы «пришли к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие». Некоторые из нас называют эту силу Богом. В Третьем шаге мы познали силу принятия сознательного решения препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы понимали Его. В Пятом Шаге мы сблизились со своим Богом, признав «истинную природу наших заблуждений». В Шестом Шаге мы подготовились к тому, чтобы Он избавил нас от наших «недостатков», и наконец, в Седьмом Шаге мы «просили его исправить наши изъяны». Каждый Шаг предлагает новое духовное руководство. В Одиннадцатом Шаге мы можем поддерживать наш рост с новой энергией через молитву, размышление и знание Его воли.

Хотя его и называют Вторым Шагом поддержания, Одиннадцатый Шаг знакомит с новым действием, и это действие есть стремление путем молитвы и размышления углубить наш сознательный контакт, соприкосновение с Богом. Что такое молитва? Что такое размышление? В чем различие между ними? Важно отметить, что этот Шаг вводит для нас слова молитва и размышление, а не молитва или размышление.

Для некоторых молитва видится в форме религиозного акта: сложить руки вместе, встать на колени и говорить с Богом. Другие обращаются к своему спонсору, членов Abused Anonymous или духовному лицу с просьбой руководить ими. Некоторые начинают с простых молитв, таких как молитва об умиротворении или «да будет воля Твоя, а не моя». Некоторые молятся каждое утро или вечер, некоторые молятся в течение дня. Чтение молитв помогает и открывает двери другим. Можно писать письма Богу, это тоже работает. Мы учимся молиться на примере и на личном опыте других людей. Некоторыми из нас это может восприниматься как нечто искусственное. Иногда молитва срабатывает и мы довольны, тогда как в другой раз кажется, что ничего не последовало. Принятие воли Бога и срока, назначенного Богом, может подразумевать, что, произнеся молитву, мы позволяем событиям идти своим чередом.

Медитация, или размышление, использовалась в духовных целях во многих культурах тысячелетиями. В нашей загруженной жизни может быть непросто найти спокойное время. Многие находят полезным наметить определенное время в установленном месте, чтобы поразмышлять. Вначале это может длиться не слишком долго. На самом деле успешными могут оказаться попытки, длящееся в течение нескольких минут, пока мы не приспособимся совершать это действие. Почти все из нас могут найти требуемые несколько минут. По мере того, как мы достигаем успеха, дисциплинируя наше мышление, эти короткие периоды медитации будут возрастать.

«Что такое размышление? ADA оставляет этот вопрос открытым, чтобы каждый из нас ответил на него по-своему. Привлечение опыта других членов ADA может помочь нам найти свою собственную дорогу. Также можно воспользоваться духовным опытом членов параллельных сообществ.

«Для меня размышление - это осознание высшей духовности. Я приучаюсь помнить, что каждое действие может послужить духовной цели.

«Я прихожу к спокойному месту, закрываю глаза и тихим голосом повторяет для себя слова молитвы об умиротворении».

«Мне нужно уйти от моих мыслей, поэтому я сосредотачиваюсь на своем дыхании, считая от 1 до 10 при каждом вдохе и выдохе».

«Я просто отступать и наблюдаю за своими мыслями, как будто я смотрю пьесу. Я пытаюсь удерживать свое внимание только на сегодняшнем дне, отпускаю прошлое и будущее».

«Я сосредотачиваюсь на цветке. Когда мои мысли упорядочиваются, я отмечаю, что моё сознание выполняет свою работу, думает, после чего я спокойно возвращаюсь к своим делам».

«Мысленно я представляю руки моей высшей силы. Я складываю в эти руки одну за другой свои проблемы и заботы, мою радость и мою благодарность и, наконец, сама вскарабкиваюсь туда же».

Некоторые люди находят, что при размышлении медленное дыхание помогает расслабиться тело и успокаивает сознание. Хотя некоторые люди во время размышлений испытывают озарение с появлением новых идей и нахождением путей решения проблем, мы не ставим перед собой цели пытаться решить определенную проблему. Мы стараемся не тратить время на то, чтобы беспокоиться или думать о проблеме; то, чего мы добиваемся при размышлении, - это нахождение мира и тишины достаточной мере, чтобы услышать спокойный, тихий голос внутри себя. Мы должны чувствовать полную свободу размышлять, используя любой из способов, работающие на нас.

Совместно молитва и размышление представляют собой действия, которые мы сознательно совершаем, чтобы открыть наши умы и сердца не только для активного выздоровления в сообществе, но также и для принятия опыта, силы и надежды других людей. Нашу потребность и наше желание знать о присутствии Бога испытывали на себе и хранят в памяти многие члены сообщества.

Углубить или поддерживать сознательный контакт с Богом не всегда просто, и временами этот путь может казаться каменистым и ухабистым. Многие из нас, даже годами прибегая к молитве размышлению, время от времени испытываю чувство разочарования или неудовлетворенности. Используя Десятый Шаг, мы обычно в состоянии выявить проблемы, которые присутствуют, которые препятствуют нам успешно молиться или размышлять. Мы можем обнаружить, что вернулись к проявлению своеволия. В этом случае помогают великодушное отношение к самим себе и напоминание, что мы человеческие существа, духовный путь которых не ровен и извилист. Как мы говорим в предлагаемом нам заключении при закрытии собрания: «мы не совершенны». Мы учимся не относиться к себе слишком строго и с большим облегчением открываем для себя, что любящая нас Высшая Сила терпеливо ждет повторного контакта.

Вторая часть Одиннадцатого Шага «молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого», ориентирует наши молитвы в определенном направлении - на Бога, а не на себя. Мы хотим знать только волю Бога, что означает отказ от своеволия. Работа над предыдущими шагами помогла нам преисполниться желанием. До начала выздоровления некоторые из нас принимали неприемлемое поведение других людей с верой, что, поступая так, мы исполняем волю Бога. Несмотря на искренние усилия, мы не всегда в состоянии отделить волю Бога от нашей собственной. Но мы можем добиваться улучшения и углубления контакты с ним. Теперь, когда мы испытываем новое радостное ощущение, мы отмечаем это с вновь обретенный благодарностью. А когда мы совершаем ошибку, мы учимся на ней и продолжаем расти день за днем.

Познавая волю Бога, некоторые члены сообщества приходит к глубокому пониманию истины и душевного покоя. В другое время мы учимся рисковать потерей личного комфорта ради изменения своего поведения. Мы просим нашу Высшую Силу увеличить наше желание делать то, что для нас хорошо, и ослабить желание делать то, что для нас плохо. Мы можем считать каждый раз, когда чувствуем в себе даже на чуть-чуть больше здравомыслия или любви, что это отклик на наши молитвы и размышления. Сильное, глубокое возмущение иногда приносят сильное, важное сообщение. Если мы получаем важное сообщение и хотим знать, говорит ли при этом наша воля или наша Высшая Сила, мы находим, что обычно благоразумнее перед тем, как действовать, провести проверку вместе со спонсором или другим членам ADA.

Стремление, молитва, размышление, углубление, сознательный контакт, или соприкосновение, понимание, знание Его воли и силы - это дар Одиннадцатого Шага. С вновь приобретенной энергией мы учимся следовать воле Бога. По мере того, как мы молимся и размышляем, наша вера и компетентность растут с каждым днем. Существуют тысячи путей к Высшей Силе и мы можем выбрать любой из них. С благодарностью мы выбираем по крайней мере один путь и отправляемся в нескончаемое путешествие к выздоровлению.
Двенадцатый Шаг
Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти Шаги, мы старались донести смысл наших идей до других людей и применять эти принципы во всех наших делах
Двенадцатый Шаг является кульминацией духовной программы содружества. Осознаем мы это или еще нет, но приняв участие в работе Abused Anonymous, мы испытываем возрождение духа.

Обретя это духовное пробуждение, многие из нас делились и продолжают делиться своим опытом, по мере того как мы впитываем в себя смысл Двенадцати Шагов и учимся жить по ним. Мы чувствуем, что это может прийти к другим так же, как пришло к нам, когда мы искренне поверили и стали применять советы и принципы Двенадцати Шагов в своей повседневной жизни.

Ощутили ли мы духовное пробуждение? Умеем ли мы «применять эти принципы во всех наших делах»? Готовы ли мы и стремимся ли «указать путь к нему другим людям»? В словах Двенадцати Шагов суммируются все, в чем нуждаемся в своем стремлении к лучшей жизни. Мы чувствуем, что мы на правильном пути.

Конечно, долгий путь пройден нами с того момента, когда, в полном отчаянии, мы, наконец, осознали, что должны «отпустить» переполнявшие нас проблемы. Мы согласились «признать свое бессилие».

Шаги послужили нам школой для нового образования, школой по переоценке ценностей, позволившей изменить собственные взгляды и поведение. А толчком было наше ужасно мучительное состояние, из которого мы искали выход. Еще большее доверие к Шагом мы ощущаем от того, что с их помощью мы восстанавливаем связь с Силой, большей, чем наши собственная.

Что же духовное пробуждение нам дает? Она позволяет нам почувствовать себя свободными. Свободными не от трудностей, они всегда будут, как часть условий существование человека. Наше освобождение идет от знания, что помощь всегда имеются в нашем распоряжении. Нам нужно только попросить и принять ее. Ведь раньше мы просто не умели принять эту помощь, запутавшись в проблемах насилия, когда мы поступали вопреки разуму, только во вред себе.

Познакомившись с программы Двенадцати Шагов и применяя ее в жизни, мы уверенно теперь можем сказать, что стали совершеннее. Мы достигли более ясного представления о трудностях жизни и о том, что должны предпринимать. Шаги - это настоящий дар, это образец как жить, и он проверен жизнью многих людей. Это награда за наше мужество и решительность, которые потребовались в совершении Шагов для того, чтобы изменить самих себя.

Мы будем стремиться распространить свое понимание на других людей. Это будет наше возможность возвратить все хорошее, что мы получили. Распространение этого понимания будет помощью Abused Anonymous, всем страждущим, независимо от национальности и места проживания. И когда мы станем выполнять эту миссию, то ощутим еще большее благо вознаграждения.

Мы узнали из Шагов и о важности благодарности. Знание о том, что кто-то стремится сделать нам добро, наполняет и нас ответным чувством стремлением к другим поступком. Но истинное чувство благодарности потребует от нас не только этого. Оно делает нас способными совершать благие дела не только в ответ, но и просто бескорыстно ради людей. Каждый день представляет нам множество возможностей для этого. Например, в нашем содружестве, где столько страдающих, нуждающихся в теплоте, участии и в том, чтобы мы поделились найденным умиротворением. Мы говорим, что почти не удается регулярно посещать собрания, или у нас трудности с помещением для встреч. Но не забывайте о личных контактах, один на один делитесь своими силами, опытом и надеждой друг с другом. Ведь это уже означает дать другому опору, моральную поддержку.

Остановитесь, выслушайте человека, без критики нравоучений по поводу его неудачи и неверных шагов, помогите ему найти правильный путь. Тот, который нашли вы, ему тоже может подойти. И все это означает делиться любовью и опытом со страдающим новичком, который склонен ко всем винить окружающих, что делали и мы до того, как открылись наши глаза. Мы оказываем помощь и тем членам нашего Содружества, которые уже давно к нам примкнули, но никак не могут привыкнуть применять принципы Двенадцати Шагов в своей повседневной жизни.

Все это не означает решать проблемы за других. Но означает помочь им найти выход, не давая конкретного совета, который нам, кажется хорошим, но на деле, данному человеку сослужит плохую службу. Многие из нас считают, что это очень непростое дело думать о других, особенно, когда собственные проблемы то и дело обступают со всех сторон. Но ведь полученный на наших ошибках опыт дал нам большое преимущество перед другими. Ведь мы ощущаем удовольствие не только когда помогаем ближним, но и когда разделяем их неприятности и беды, порождая в ответ чувство признательности и любви, а им свою очередь хочется поступать так же.

Случалось ли нам считать, что вот сегодня у нас слишком трудный день, чтобы думать о чьих-то еще нуждах? Нам трудно открыть дверь общения из-за нашей робости или застенчивости. Если мы постараемся быть великодушными, не будут ли слишком рьяными те, кто потребует от нас помощи? Не важно, что удерживает нас от того, чтобы протянуть руку помощи ближнему. Мы должны попробовать сделать это. И когда мы попытаемся коснуться чужого сердца, приглашая поверить нам, то мы обнаружим, что еще больше пользы это приносит нам самим, нежели тому, кому мы стремились помочь. Древний философ буддист сказал об этом: «Подобные благодеяния - это не жертва. Это возможность самосовершенствоваться, и тот, кто упускает такую возможность - обворовывает сам себя». Двенадцатый Шаг развивает следующую мысль: наше усилие должно быть направлено вперед, то есть на то, чтобы принципы Двенадцати Шагов стали основой нашей жизни.

Ведь совершая Шаги, мы поняли, что они основаны на определенных принципах. Усваивая их мы не один раз возвращались в свое прошлое, чтобы с новой точки зрения оценить слова, поступки, отношение к тем или иным явлениям жизни. Многим из нас пришлось прикладывать усилия, чтобы не соскользнуть к старым привычкам и заблуждением. Ну мы вовремя вспоминали себя - какими мы пришли Abused Anonymous. Нет, мы не откажемся от выбранного пути и пойдем вперед, применяя опыт других людей в своей жизни. Это и означает жить по принципам сообщества Abused Anonymous каждый день и каждый час, устраняя таким образом возможность ошибок. Чем больше наши помыслы соотносятся с Силой большей, чем наша собственная, тем больше мы ощущаем свой рост в смирении, без которого не может быть нашего духовного развития.
12 Традиций являются руководством для создания гармоничных отношений и обстановки, способствующей росту внутри «Abused Anonymous».
Наш групповой опыт показывает, что единство сообщества зависит от нашей приверженности этим Традициям.
Традиция №1
Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства ADA
Это короткое утверждение, поясненное во Введении к Традициям, говорит о сути всех Традиций. Почти в каждой из Двенадцати Традиций главным является опора на единство, от которого зависит получаемая нами в ADA помощь.

Мы пришли в ADA для того, чтобы прервать цикл насилия в нашей жизни и помочь себе и желающим выздоравливать от последствий насилия.

Итак, личный успех зависит от гармоничной совместной работы всех членов группы. Действовать сообща - значит быть готовым выслушать мнения других людей, отбросив свои амбиции, открыто высказывать свое мнение, уметь принять решения большинства без обиды, не настаивая на своем. Однако, каждый из нас имеет право выражать свою точку зрения. Это также означает делится с другими своим опытом, знаниями и вдохновением. Это предполагает стремления служить группе и содружеству; быть готовым исполнять обязанности ведущего собрания, назначения, представителя группы в выборных органах; участвовать в организации чаепития, уборке комнаты и прочих дел группы.

На собраниях мы говорим и слушаем. И то и другое одинаково важно, но если кто-то будет впадать в крайности, это может лишить остальных помощи. Когда у нас есть поделиться, мы делаем это, но если кто-то из участников группы использует время собрания, которое ограниченно, чтобы изливать поток своих жалоб и обид, это не поможет никому, в том числе и самому выступающему. Конечно, всем нам бывает крайне нужно высказать то, что накопилось в наших мыслях и душе, но это можно сделать в частной беседе с кем-то из группы. Это пойдет на пользу обоим. И это является стимулом найти себе наставника - человека, более опытного в работе по нашей программы.

Мы ставим своей целью духовно расти в содружестве с нашей Высшей Силой. Мы здесь для нашего общего блага, и для того, чтобы поделиться нашим опытом, силой и надеждой. Мы здесь не для того, чтобы говорить о других, жаловаться, критиковать или судить. Мы хотим улучшить свою жизнь, применяя то, чему научились слушаю других и делясь друг с другом.

Важным элементом нашего единства в ADA является использование при работе групп специальной литературы взятой из других программ. Идеи изложенные в брошюрах и книгах уникальны. Эта литература написана присущим только ADA способом, не искажаемым и не разбавленным разными иными взглядами и мнениями, представленными в другой духовной и научной литературе.

Для всех нас важно сосредотачиваться на идеях программы ADA.


Обдумывая вышесказанное

Первая Традиция и ее описание во Введении к Традициям могут открыть глаза на такую идею: с того момента, как я доверяюсь ADA с надеждой исправить мою жизнь, я буду стараться делать все, что в моих силах для того, чтобы группа работала на всех нас.

Общее благополучие и единство зависит от моего желания согласиться с тем, что идет во благо всем. Как и всем, мне нужно научится справляться с проблемой, вызванной насилием и его последствиями. Это означает, помимо прочего, соблюдение сформулированного в Традициях отношения к другим лечебным терапевтическим программам и просто организациям, наше решение опираться только на финансовые средства, полученные в виде добровольных пожертвований членов ADA, работа групп по программе Двенадцати Шагов и использование специальной литературы и тщательное соблюдение анонимности.

Существует первичная проблема, которая собрала нас в программе; как и всем, мне необходимо найти способ справляться с проблемой, связанной с насилием и его последствиями. Мы продолжаем ходить в ADA, чтобы облегчить боль и найти свое место в жизни.

Всего этого можно достичь быстрее, если спокойной и терпимой будет атмосфера на группе во время обмена мнениями и если все члены будут понимать, как Традиции служат цели сохранения нашего единства.

Мы согласны с тем, кто написал слова: "Единство ADA во всем мире и единство в группе - это стержни надежности, за которые мы держимся. Когда мы в замешательстве или расстроены, стоит вспомнить, что мы можем положиться на нашу группу, где мы получим поддержку и утешение. А позже мы уже станем ответственными за сохранение своей группы, ее работоспособности то, чтобы она могла помогать другим нуждающимся в помощи и утешении.

Традиция №2
В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители всего лишь облеченные доверием исполнители, они нами не управляют
Многие группы оказывались в трудных ситуациях из-за того, что неправильно понимали или плохо соблюдали Вторую Традицию. В ADA нет такой вещи, как авторитет отдельной личности. Групповые решения принимаются общим согласованием, к которому приходят после детального рассмотрения проблемы. Такое единое мнение называется "групповым сознанием".

Наши люди - это люди, желающие служить другим, посвящать свое время, силы и любовь нашему общему делу. Они сами выбирают такое служение, но не управляют и не указывают. Председатель, секретарь, люди, выполняющий иные нужные для группы работы все эти люди - "доверенные слуги". Такая служба, однако, не позволяют кому-либо возвышаться над остальными. Каждый из них старается служить общему благу группы как можно лучше, полагаясь на руководство своей Высшей Силы.

Когда человек назначается или выбирается на определенную должность - это означает просто возможность для него или нее служить и нести ответственность за эту работу. Для группы благоразумно устанавливать временные сроки несения определенного служения; такое чередование не только распределяет работу в группе, но и позволяет тем, кто служит, приобрести разнообразный опыт.

Некоторые люди, которые имеют внутреннюю склонность доминировать над всеми окружающими их, приносят такое поведение в группу ADA. Хотя этот недостаток по мере работы по программе и развития человека самоустраняется, однако, в какой-то момент группа может оказаться под влиянием одной сильной личности. Если такое все же случилось группе следует изменить ситуацию с помощью Второй традиции и восстановить дух равноправия.

Часто члены группы готовы позволить Председателю или Секретарю выполнять обязанности неопределенно долго. Они рассуждают так: "Ну, если ей/ему нравится, пусть делает, тем более нет добровольцев, кто бы жаждал ее/его сменить". Такой бессменный лидер постепенно приходит к ощущению собственной важности, незаменимости и постепенно начинает распоряжаться. Мы знаем отдельные случаи, когда из-за такого руководства члены группы один за другим покидали ее. Хорошо еще, если они примкнут к другой группе, в худшем случае они совершенно отвернуться от ADA, утратив надежду на помощь, которую им могла дать наша программа.

Работа в группе должна быть разделена, и если сроки служения на каждой работе заранее установлены, это не только даст возможность другим членам группы поучаствовать, но также приобрести опыт, который дает такое служение.

Другим сложным моментом в жизни группы может явиться вопрос о наставничестве. Очень важно понимать разницу между консультантом и наставником. Наставник - это человек, более опытный в работе по нашей программе, который делится своим опытом с новичком, выслушивает его, объясняет как работает программа, указывает на существующие варианты решения проблемы. Наставление - это не навязывание другому своего решения, не указание и не подталкивание к определенным поступкам. Использование Второй традиции удержит наставника от стремления к авторитаризму по отношению к опекаемому, это будет защитой для них обоих.

ADA - это содружество равных; каждый человек важен и значим, независимо от социального положения, образования, интеллектуальных способностей, национальности, цвета кожи, вероисповедания, сексуальной ориентации. Двери содружества открыты для всех, кто действительно хочет узнать, как жить и справляться с проблемами, вызванными насилием и его последствиями.

Замечательное чувство равенства с другими вдохновляет нас принимать активное участие в работе содружества, всегда имея цель служить и помогать, но не управлять кем-то.

Это напрямую связано с основной идеей всех Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций: смирением. Например, в Третьем Шаге такое смирение описано как готовность "перепоручить свою волю и жизнь Богу, как мы Его понимаем".

Выздоровление и духовное развитие членов ADA может оказаться в опасности, если кто-то забудет, что существует только "единственный авторитет", но не отдельная личность или даже особая группа людей. Никто не может говорить от лица Бога, только любящий Бог, как Он может быть выражен в сознании каждого из нас, формирует наше групповое сознание.


Обдумывая вышесказанное

Наблюдается любопытный парадокс, что именно те члены ADA, кто глубоко изучают нашу программу и честно воплощают ее в своей повседневной жизни, именно такие люди становятся "верными слугами" ADA и по-настоящему реализуют духовную суть Второй традиции.

Эта традиция помогает группе а той ситуации, когда появляется некие всезнайка, способный дать ответы на все вопросы, и пытающийся управлять группой или принимать решение за всех. Возможно, такой имеет самые добрые намерения, но всегда за этим стоит тщеславная мысль: "Я-то знаю как лучше". Когда человек занимает такую позицию, он или она лишает других возможности равноправного соучастия в жизни группы, что жизненно важно для личного роста членов группы.

Наше равноправие и уникальность нашей человеческой личности основаны на осознании того, что единственным авторитетом является любящий Бог, такой, как он может выразиться в нашем групповом сознании.

В этом смысле Вторая традиция напоминает мне, что она применима не только в делах группы, но и моей повседневной жизни. Она ведет меня к доверию и душевному спокойствию.
Традиция3
Единственное условие для того, чтобы стать членом ADA, – это желание выздоравливать от последствий насилия
Эта традиция имеет глубокий смысл. Мы говорим каждому желающему выздоравливать от последствий насилия: «Ты являешься членом ADA, если ты заявляешь об этом. Ты можешь объявить себя членом, никто не может вывести тебя из организации. Неважно, кто ты, как низко ты пал, насколько серьезны твои эмоциональные расстройства, даже твои преступления, — мы все равно не можем отказать тебе в членстве. Мы не хотим, чтобы ты оставался за пределами нашей организации. Мы нисколько не боимся, что ты навредишь нам, как бы ни было извращено твое сознание и каким бы буйным ты ни был. Мы лишь хотим быть уверенными в том, что ты получишь такой же отличный шанс вернуться к здоровой жизни, какой получили мы. Поэтому ты становишься членом ADA, как только заявляешь об этом.

На заре становления Анонимных Алкоголиков Сообщество подыскивало подходящие условия для членства. Расцветающее Сообщество и его напряженно работающие группы опасались, что отдельные алкоголики определенно бы стали игнорировать некоторых необычных людей, в то же время проявляя нежелательное внимание к другим. После многочисленных ошибок в АА пришли к пониманию, что для того, чтобы стать радушной, духовной программой, какой мы знаем АА сегодня, для членства не должно быть никаких условий,. В действительности, если бы были введены условия для членства, предлагавшиеся разными группами АА, то в Сообщество не приняли бы даже его основателей. Так что АА установили единственное условие: желание оставаться трезвым.

Вот как рассказывает о 3-й тралиции член ВДА:
Когда я начинал в ВДА, я было хотел исключить кое-каких членов, которые казались мне опасными или чуждыми. Например, мне не нравились гомосексуалисты. Я не был знаком с ними, но это не мешало мне недолюбливать их. Нет, ВДА не должны позволять им принимать участие в наших регулярных собраниях. Еще я вспоминаю одного довольно неотесанного парня, который раздражал меня своими грубыми речами и лез обниматься после группы. Он, согласно моим ранним и ограниченным воззрениям, также должен был быть исключен. Эти члены были не единственными, кого я эгоистично считал кандидатами на изгнание. В конце концов, на наших собраниях должны присутствовать только уважаемые дисфункциональные люди (ну или по крайней мере я, как новичок, имел такое мнение).

К счастью, на тех собраниях высказывались и другие мнения (более мудрые, чем мое), – против исключения тех людей. И со временем они стали моими друзьями, да и учителями тоже. Гомосексуалисты в группе оказались очень симпатичными людьми, бьющимися над проблемами, очень похожими на мои. Я обнаружил, что, различаясь в сексуальной ориентации, мы имели много общего. И Эд, грубиян-обнимака… Не знаю, то ли со временем его чудовищный язык стал мягче, то ли я просто к нему привык, но я начал понимать, что он тоже работает над весьма схожими с моими проблемами, пришедшими из детства. За несколько лет он также устроил у себя дома несколько вечеринок, запомнившихся своим весельем. Не могу сказать, чтобы мы стали близкими друзьями, но я начал полностью ему доверять и постепенно преодолел страх перед Эдом и другими, разговаривающими как он. Уж и не знаю, в какую дыру я засунул свои правила исключения. Они больше не кажутся мне такими важными.
Традиция №4
Каждая группа является вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или сообщества в целом. Мы сотрудничаем со всеми Двенадцати Шаговыми программами
Это Традиция дает группам свободу - полную свободу во всех основных действиях. Каждая группа свободна выбирать свою программу собраний и тем для обсуждения, решать вопросы где и сколько раз собираться, когда проводить праздничные открытое собрания, выбирать ведущих и спикеров, как распоряжаться собранными денежными средствами. Такая свобода, однако, влечет за собой ответственность за сохранение единства ADA.

Каждой группе и каждому члену доверены защита и сохранение сущности нашего Содружества. Традиции обеспечивают нам руководство для этого. Группа, неуклонно изучающая и хранящая Традиции, никогда не примет решения, наносящие вред какой-либо части содружества. Но все же каждая группа несет ответственность за то, как через нее увидят весь ADA в целом, делая весь Abused Anonymous более привлекательным для тех, кто все еще страдает и нуждается в нашей помощи. Каждая группа несет ответственность перед всем Содружеством, оказывая помощь нуждающимся и страшно и страдающим.

Теперь обсудим некоторые возможные случаи, которые нельзя оправдывать независимостью группы. Может случиться, что кому-то очень понравится какая-то новая идея, и этот человек забудет, что наша группа это частичка определенного, уже сформировавшегося организма. Время от времени у некоторых будут возникать мысли переписать Двенадцать Шагов и распространять их в отдельных группах, что внесет много путаницы раздоров.

Другие станут приносить на собрании литературу, не соответствующей программе традициям ADA, но которую считают лучше нашей собственной. Когда Сообщество только образуются или печатной литературы недостаточно, некоторые группы могут взять на себя добровольные обязанности по изданию и рассылке нуждающимся брошюр. По мере роста ADA мы понимаем, что информация должна полностью соответствовать принципам программы.

С другой стороны, группа свободна решать - каким образом, например, открывать и закрывать собрания. Некоторые начинают с минуты молчания и Молитвы о Душевном Покое. Другие зачитывают Преамбулу и Приветствие. Многие читают Шаги и Традиции. По-разному можно и заканчивать.

Однако, любое самостоятельное действие каждой группы проверяется по его влиянию на другие группы или на ADA в целом.



Обдумывая вышесказанное

Эта Традиция заставляет меня яснее увидеть, что всякое решение, принимаемое нами, должно проверяться вопросом: хорошо ли это для нашего Содружества? Например, когда членам группы хочется расширить сферу оповещения нуждающихся. Но им следует убедиться, не приведет ли это к последствиям, которых благоразумно было бы избежать.

Традиция №5
У каждой группы есть лишь одна главная цель — донести наши идеи до тех, кто все еще страдает
«Если ты сапожник, то оставайся им до конца своих дней!..» Лучше делать что-то одно по-настоящему хорошо, чем многое плохо. Такова центральная тема этой Традиции. Благодаря ей формируется единство нашего Содружества. Само существование ADA требует сохранение этого принципа.

Основная ответственность группы или собрания ADA заключается в том, чтобы донести свои идеи до новичков, но другая чрезвычайно важная цель – помогать всем членам в поддержании выздоровления. Если на собрании нет новичков, отменим ли мы его и пойдем ли домой? Нет. Собрание продолжится, потому что группа несет весть ADA всем нам, включая тех, кто уже много лет в программе.

Приветствовать новичков – это один из способов, с помощью которого группа несет послание о выздоровлении. Другим способом является побуждать новичков задавать вопросы. Мы также даем свои телефоны или адреса электронной почты, чтобы новички могли получить помощь между собраниями.

На собраниях мы приветствуем новичков, делимся опытом, силой и надеждой, и обеспечиваем их литературой.

В дополнение к собраниям мы общаемся друг с другом после группы. Идем выпить кофе в ближайшее кафе и рассказываем о себе. Это тоже является распространением идей ADA, за стенами комнаты для собраний.

Распространяя послание о выздоровлении в ADA, мы придерживаемся нашей истории и принципов выздоровления. Мы не проповедуем, не запугиваем, не миссионерствуем, не манипулируем человеком, которому пытаемся помочь. Мы также не приемлем насилие или навязчивость по отношению к тем, кто явно не желает слышать весть о выздоровлении. Мы не поучаем, но и не стесняемся вкратце поделиться духовными аспектами программы ADA. Однако, эта тема возникает только после того, как несколькими рассказами о пережитом или причиненном насилии мы покажем нашу схожесть. Чтобы убедительно показать наше сходство, при распространии вести о выздоровлении, мы используем описание привычных для нас шаблонов поведения или . Описание шаблонов поведения мы подкрепляем примерами из нашей жизни, так что у слушателя вскоре появляется желание услышать больше или, иногда, перебить, чтобы рассказать что-нибудь и о себе. Мы подчеркиваем свое сходство с собеседником и несем ему весть о выздоровлении в ADA. В дополнении к этому, мы предлагаем слушателю посетить собрание прямо сегодня либо как можно скорее. Именно в этот момент Двенадцатый Шаг пересекается с Пятой Традицией и формирует послание о выздоровлении в ADA, к которому нуждающийся в помощи человек не может остаться равнодушным.

В то же время, если человек остается невосприимчивым к идеям ADA, мы отходим в сторону. ADA лучше помогают тем, кто этого хочет, а не просто в этом нуждается.

Вот чем поделилась один из членов ВДА:
В начале своего выздоровления я спрашивала: «Как я узнаю, что поняла эту программу?» Мне ответили: «Когда мир прекратит вращаться вокруг тебя и ты сможешь смотреть вовне, а не внутрь себя – значит, ты достигла просветления». Пятая Традиция говорит о том же самом, только другими словами.

Традиция №6
Группе ADA никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя ADA для использования какой-либо родственной организации или посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем ,не отвлекали нас от нашей главной цели


Мировые проблемы легко заметить, и часто мы жаждем их разрешить. Но лишь немногие из нас знают, как организовать работу по искоренению агрессии во всем мире, небрежного отношения или других форм насилия. Пытаясь управиться со всеми этими программами и проектами, очень скоро мы бы оказались настолько занятыми, что отвлеклись бы от своей главной цели. Моментально раздавленные работой, мы были бы вынуждены спасаться сами, если только не будет поздно. Наша Шестая Традиция предостерегает нас от таких грандиозных замыслов.

Значит ли это, что мы не можем сотрудничать с другими организациями? Что ж, и нет, и да. Сами по себе многие из нас способны и делают многое для организаций, не связанных с ADA. Как отдельные люди, мы жертвуем свои время и силы для посторонних сообществ. Проблема возникает, когда мы пытаемся связать эти организации с нашей группой. Существует масса прекрасных групп, реабилитационных центров и психотерапевтов, с удовольствием бы сочетавших свои программы и практику с ADA, но нам следует отклонять их предложения. Согласие на это может привести нас к спорам или связать с какими-либо группами вне ADA. Если общественное мнение будет ассоциировать нас с отдельными группами, это может смутить людей, ищущих помощи. Мы можем отпугнуть их, сотрудничая или сливаясь с посторонними организациями.

Мы позаимствовали эту традицию у сообщества анонимных алкоголиков. Вот история о том, как первое 12-шаговое сообщество пришло к этой традиции.

Много лет тому назад в группе Анонимных алкоголиков принцип "никаких побочных дел" подвергся испытанию жизнью. Несколько компаний по производству алкогольных напитков предложили нам заняться просвещением населения по вопросам алкоголизма. Они чувствовали ответственность перед обществом. Их идея заключалась в том, что алкоголь должен доставлять удовольствие, но его потребление должно быть умеренным. Те, кто пьют много, должны ограничить себя, а алкоголики вообще не должны пить.

В одной из их торговых ассоциаций встал вопрос о том, как надо проводить подобную кампанию. Конечно, придется использовать радио, прессу и кинофильмы. Если бы удалось найти среди в рядах АА человека, умеющего налаживать хорошие отношения с общественностью, — он был бы идеальным лицом кампании! Его связи с АА будут очень ценны, потому что Содружество имеет высокую репутацию в обществе и у него нет врагов.

Они нашли такого члена АА с необходимым опытом работы. Он тут же приехал в штаб-квартиру АА, и спросил: "Есть ли что-нибудь в наших Традициях, препятствующее тому, чтобы я занялся такой работой? В этом что-нибудь неприемлемое?"

На первый взгляд все казалось прекрасным. Потом появились сомнения. Ассоциация хотела использовать в рекламе имя и фамилию нашего члена, он должен был быть представлен как директор по связям с общественностью и член АА. В данном случае член АА должен был нарушить свою анонимность перед широкой аудиторией и связать имя Анонимных Алкоголиков с этим просветительским проектом в сознании миллионов людей. Из этого неизбежно вытекало, что АА выступает в поддержку просвещения о вреде алкоголя, которое ведется в стиле Ассоциации по распространению алкоголя.

Мы поняли, что такой связью компрометируем свои цели и спросили будущего директора по связям с общественностью, что он об этом думает. «Конечно, я не могу принять это предложение. Еще не просохнут чернила на первом рекламном объявлении, как в лагере сторонников "сухого" закона начнут повсеместно искать честного члена АА, который бы рекламировал их разновидность просветительской программы. АА окажется в самом центре борьбы между сторонниками и противниками "сухого" закона».

«И тем не менее, — сказали мы, — у тебя есть легальное право принять это предложение».

«Я знаю это, — сказал он. — Но речь не о правах. Анонимные Алкоголики спасли мне жизнь, и это самое главное. Я никогда не сделаю того, что может нанести серьезный ущерб АА».

Что касается поддержки сторонних начинаний, то наш друг сказал все, что нужно. Мы снова убедились в том, что нельзя предоставлять имя АА для каких-либо целей, кроме тех, для которых и было создано наше Содружество.
Традиция №7
Каждой группе ADA следует полностью опираться на собственные силы, отказываясь от помощи извне
Наша группа зависит от добровольных пожертвований отдельных членов. Никого из членов ADA нельзя заставлять давать деньги или чувствовать себя униженно из-за неспособности их дать. В то же время, состоятельных членов просят вносить свою разумную долю. Эти вклады помогают группе доносить свои идеи с наилучшим результатом. О большИх деньгах речь не идет, однако некоторое их количество необходимо, чтобы эффективно нести весть о выздоровлении. Вот где деньги и духовность могут переплетаться. Они переплетаются, когда человек дает их на соответствующие цели и в соответствующем количестве - в шляпе, которую обносят по кругу.

В истории Анонимных Алкоголиков был случай, иллюстрирующий, что членам сообщества необходимо поддерживать группы и структуры обслуживания для своей собственной пользы. В 1948 году один обеспеченный человек завещал АА десять тысяч долларов безо всяких пояснений. Поскольку АА старались обеспечить непрерывную работу своего небольшого офиса и отвечать на постоянный поток писем, Сообществу было куда потратить деньги. Но тут на сцену вышли доверенные исполнители, озабоченные возможными последствиями получения столь значительной суммы. В ходе дискуссии они решили, что этот подарок может открыть дверь для будущих поступлений, которые принесут огромное богатство и огромный вред Сообществу. Им было ясно, что большие деньги в руках групп или комитетов обслуживания неизбежно приведут к раздорам по поводу распределения этих денег. «Принять десять тысяч долларов – все равно что принять первую рюмку», – рассудили доверенные лица АА. Как только разнесется весть, что АА приняли большое пожертвование, несомненно последуют новые. При регулярных дотациях и стабильном благосостоянии члены сообщества начнут считать, что АА больше не нужны пожертвования. Здесь и кроется проблема. АА понимали, что члены должны сами платить за свое выздоровление в Программе. Предоставление возможности посторонним лицам финансировать сообщество или отдельным членам давать больше разумного могут обесценить духовный принцип, заключающийся в том, что каждый в награду получает то, что он искренне отдал.

История свидетельствует, что АА отказались от подаренных 10 000 долларов и установили принцип «бедности» Сообщества. Анонимные Алкоголики решили остаться бедными, чтобы уберечь Сообщество от излишнего богатства. Это решение также умерило споры насчет денег и обращения с деньгами. Тем не менее, группам и Всемирным центрам обслуживания АА необходимы деньги для работы со страдающими алкоголиками. Группы и отдельных членов АА просят оказать поддержку этой работе, и они помогают с благодарностью. И деньги появляются. Члены АА являются хозяевами своего Сообщества, жертвуя свое время и делая взносы в шляпу группы.

А вот личная история члена сообщества ВДА:

«Когда я впервые пришла в ВДА, у меня были проблемы с деньгами. Часто по вечерам мне приходилось выбирать, положить ли деньги в шляпу или купить хлеба завтра на обед. Я злилась на необходимость принимать это решение, поскольку у всех окружающих денег явно было намного больше. Я так часто слышала о важности шляпы, что ощущала себя отделенной от группы. В конечном счете, я поняла, что мой скудный взнос – единственное, что я могу дать, чтобы сделать себя ее частью. Я была слишком недоверчивой к людям, чтобы вкладываться от полного сердца. Теперь я сражаюсь с непреодолимым желанием восполнять то, что я не могла давать в те скудные времена. Я должна сдерживать побуждение дать больше, чем честный взнос. Вначале мне хотелось, чтобы от меня не ждали заботы; мне хотелось, чтобы кто-нибудь заботился обо мне. А сейчас мне хочется опекать новичков, но моя опека украдет у них шанс чувствовать свою важность для группы и в конечном итоге – выздоравливать».

Традиция №8
ADA должны всегда оставаться непрофессиональным объединением, однако наши службы могут нанимать профессиональных работников
Abused Anonymous никогда не станут профессионалами. Мы поняли в какой-то мере смысл древних слов: «Безвозмездно полученное отдавай безвозмездно». Мы сделали открытие, что на профессиональном уровне духовность и деньги несовместимы. Лучшие в мире профессионалы из области медицины и религии не смогли добиться каких-либо заметных успехов в лечении людей, созависимых от насилия. Мы не против профессионализма в других областях, но мы просто принимаем тот очевидный факт, что в нашем деле он не годится. Всякий раз, когда мы пытались поставить на профессиональный уровень работу по Двенадцатому Шагу, результат был одним и тем же — мы терпели поражение в осуществлении нашей единственной цели.

Почти с самого начала мы были убеждены, что работа с глазу на глаз со пострадавшими от насилия, может быть основана исключительно на желании помочь и одновременно получить помощь. Когда кто-либо из сообщества говорит о деньгах на собрании или в беседе с новичком, это может произвести отталкивающее впечатление. Денежный мотив связывает все, о чем говорится, с корыстным интересом. Это всегда было настолько ясно, что ни один член сообщества никогда не работал по программе Двенадцатого Шага за плату.

Содружество Анонимных Алкоголиков делится с нами своим опытом:

«Не многие темы вызывали в АА больше споров, чем профессионализм. Те, кто убирали помещения, готовили бутерброды, работали в качестве секретарей в конторах, писали книги, — все эти люди испытывали на себе нападки критиков, утверждавших, что они наживаются на АА. Игнорируя тот факт, что эти работы не были связаны с Двенадцатым Шагом, наши критики считали профессионалами тех из нас, кто часто выполняли неблагодарный труд, на который никто другой не соглашался. Еще больше шума поднялось, когда члены АА стали организовывать дома отдыха и фермы для алкоголиков, стали служить в корпорациях в отделах кадров в качестве специалистов по проблемам алкоголизма в промышленности, работать медицинскими сестрами в лечебницах для алкоголиков или стали заниматься проблемами алкогольного просвещения. Во всех этих и многих других случаях утверждалось, что знания и опыт АА продавались за деньги, и потому всех этих людей следовало признать профессионалами.

В конце концов нам удалось провести четкую границу между профессиональной и непрофессиональной деятельностью. Мы проявили мудрость, когда решили, что работа с алкоголиками по программе Двенадцатого Шага должна проводиться бесплатно. Но, когда мы объявили, что Содружество не может нанимать на работу специалистов и что члены АА не должны нести наши знания в другие жизненные сферы, нами руководил страх, который теперь уменьшился в свете приобретенного опыта.

Возьмите, например, работу уборщика и повара. Если клуб функционирует, он должен быть уютным и гостеприимным. Мы попробовали нанимать добровольцев, но им быстро надоело подметать полы и варить кофе семь дней в неделю. Скоро они перестали появляться в клубе. Более того, в пустом клубе некому было отвечать на телефонные звонки, зато он стал прибежищем загулявших пьяниц, у которых были запасные ключи. Кто-то должен был присматривать за помещением в течение всего дня. Если мы нанимали алкоголика, то платили ему те же деньги, которые мы бы платили не алкоголику на его месте. Речь шла не о работе по программе Двенадцатого Шага, а о том, чтобы сделать эту работу возможной. Это была работа по обслуживанию в самом классическом варианте.

Содружество АА не могло функционировать без служащих, работавших полный рабочий день. В штаб-квартире и в районных конторах мы не могли нанимать не алкоголиков в качестве секретарей, нам нужны были люди, понимавшие задачи АА. Но стоило нам нанять их, как ультраконсерваторы и трусы начали кричать: «Профессионализм!» Одно время в группах положение этих людей, верно несущих службу, было просто невыносимым. Им не разрешали высказываться на собраниях, потому что они "наживались на АА". Временами другие члены группы их просто избегали. Даже люди, настроенные к ним благосклонно, считали их "неизбежным злом". Комитеты пользовались этим в полной мере и урезали им жалованье. Считалось, что они могут вернуть себе немного добродетели, если будут работать на АА за невысокую плату. В течение многих лет существовал такой подход. Потом мы поняли, что если прекрасно работающая секретарша отвечает в течение дня на десятки звонков, выслушивает две дюжины плачущих жен, устраивает в больницу, находит наставников для десятков новичков и дипломатично обходится с гневным пьяницей, который жалуется на то, что она плохо работает, хотя и получает за это слишком много денег, то ее нельзя назвать профессионалом АА. Она не делает Двенадцатый Шаг своей профессией, она делает возможной работу по программе этого Шага. Она дает шанс исцеления любому, кто постучался в дверь. Добровольцы из комитета и их помощники могут быть очень полезными, но они не могут нести на себе тяжесть этой работы изо дня в день.

В штаб-квартире повторялась та же история. Восемь тонн книг и других публикаций не могут сами упаковаться и отправиться во все уголки мира. Мешки писем по всем проблемам деятельности АА, начиная с письма одинокого эскимоса и кончая увеличивающимися проблемами тысяч групп АА, должны быть прочитаны, и на них должен быть дан ответ знающими людьми. Кто-то должен поддерживать контакты с внешним миром. Содружество АА должно поддерживать жизненно важные для организации внутренние связи. Поэтому мы нанимаем платных сотрудников. Мы хорошо им платим, и они отрабатывают те деньги, которые получают. Они профессиональные секретари, а не профессиональные члены АА.

Возможно, в сердце каждого члена АА всегда будет страх, что наше имя может быть использовано кем-либо для извлечения прибыли. Даже предположение о такой возможности всегда вызывает ураган страстей, а, насколько нам известно, ураганы всегда одинаково сурово обходятся с правыми и виноватыми. Они всегда неразумны.

Никто не страдает от таких эмоциональных взрывов больше, чем те, у кого хватает смелости принять предложение работать за пределами АА в какой-либо организации, занимающейся проблемами алкоголизма. Один университет хотел пригласить члена АА читать лекции об алкоголизме. Одна корпорация хотела иметь сотрудника отдела кадров, знакомого с проблемами алкоголизма. Одно государственное лечебное заведение для алкоголиков хотело иметь управляющего, который бы знал, как справляться с пьяницами. Городу нужен был социальный работник, который понимал бы, каким образом алкоголь влияет на отношения в семье. Государственная комиссия по алкоголизму хотела бы взять на работу научного сотрудника. Это лишь немногие из работ, что предлагались членам АА. Время от времени члены АА покупали фермы или дома отдыха, где несчастные искалеченные алкоголики могли найти необходимый им уход. Возник вопрос, который до сих пор не снят с повестки дня, следует ли рассматривать такую деятельность как профессиональную в соответствии с Традициями АА?

Мы считаем, что ответ на этот вопрос таков: "Нет. Члены АА, выбравшие себе подобную карьеру, ни в коей мере не занимаются работой по Двенадцатому Шагу на профессиональной основе". К этому выводу мы пришли нелегким и тернистым путем. Сначала мы не видели, в чем суть проблемы. В прежние времена, как только член АА принимал такого рода предложение, возникал соблазн использовать название Содружества для рекламы или для сбора пожертвований. Фермы для алкоголиков, просветительские проекты, штатные законодательные органы и комиссии рекламировали тот факт, что у них на службе состоят члены АА. Не думая о последствиях, эти члены АА нарушали анонимность в интересах собственной деятельности и подвергали серьезной опасности наше Содружество. По этой причине многие хорошие начинания и люди, участвовавшие в них, подвергались несправедливой критике со стороны групп АА. Очень часто нападки шли под лозунгом: "Профессионализм! Этот парень делает деньги на АА.!" Но ведь ни один из них не выполнял за деньги работу по Двенадцатому Шагу. Отход от Традиций во всех этих случаях заключался вовсе не в профессионализме, а в нарушении анонимности. Единственная цель АА была скомпрометирована, а название организации использовано не по назначению.

Важно отметить, что теперь, когда почти ни один член АА не нарушает анонимности на общественном уровне, все страхи улеглись. Мы считаем, что мы не имеем права, да нам и не нужно удерживать тех, кто хочет как частное лицо работать в любой из указанных выше областей. Если бы мы им это запрещали, это было бы ущемлением их прав. Мы не считаем, что мы какая-то закрытая корпорация, которая хранит свои знания и опыт под замком. Если член АА, как и любой другой гражданин, может преуспеть в научной деятельности, образовании или в работе с кадрами на производстве, то зачем мешать ему? Каждый от этого выигрывает, и ничего не проигрывает АА. Правда, некоторые из проектов, с которыми связали себя члены АА, завершились не столь удачно, но это не имеет никакого отношения к принципу, который мы обсуждаем.

Все эти волнующие и сумбурные события помогли окончательно сформулировать традицию непрофессионализма. Вся наша деятельность по программе Двенадцатого Шага — бесплатна, но люди, находящиеся у нас на службе, получают зарплату».

Традиция№9
Abused Anonymous никогда не следует иметь организационной структуры; однако мы можем создавать службы или комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают
Мы можем с полной уверенностью сказать, что в целом сообществу АDА не нужна никакая организация. Не противоречат ли этому принципу создаваемые нами специальные управления обслуживания и комитеты, обладающие какой-либо организационной структурой? Как мы можем говорить о неорганизованном движении, которое создает для себя систему обслуживания? Размышляя над этой загадкой, люди говорят: «Что они имеют в виду, когда говорят, что у них нет организации?»

Давайте посмотрим вместе. Слышал ли кто-либо когда-нибудь о нации, церкви, политической партии или даже благотворительной ассоциации, которые не имели бы правил для определения принадлежности к ним? Слышал ли кто-нибудь о сообществе, которое тем или иным способом не заставляло бы своих членов подчиняться дисциплине и не налагало бы на них правил и ограничений? Разве не все существующие на Земле сообщества передают власть некоторым из своих членов с тем, чтобы они заставляли остальных членов подчиняться им и могли наказывать или исключать нарушителей правил? Поэтому каждая нация, а точнее, каждое сообщество, обзаводится правительством людей. Власть, данная для руководства и управления, составляет сущность всякой организационной структуры.

В этом отношении АDА представляет собой исключение. Наше сообщество не подходит под это общее правило. Ни Конференция общего обслуживания, ни Совет Центра обслуживания, ни самый скромный групповой комитет не могут издать ни одной директивы членам АDА и заставить их подчиниться ей, не говоря уж об установлении наказания за ее нарушение. В некоторых 12-ти шаговых сообществах были попытки исключать своих членов, но исключенные всегда приходили на собрания и говорили: "Это наша жизнь, вы не можете выгнать нас". Комитеты рекомендовали прекращать работу с безнадежными хрониками, но в ответ слышали: «Мою работу по Двенадцатому Шагу я выполняю по своему уразумению. Кто вы такие, чтобы судить меня? Это не значит, что член сообщества не примет совета или предложения ветерана, но он никогда не примет приказа.

В этом пункте мы так и слышим голос служителя церкви: "Они превращают неповиновение в добродетель!" За ним слышится голос психиатра: "Непослушные сорванцы! Так и не могут стать взрослыми и приспособиться к жизни в обществе". Обычный человек скажет: "Я этого не понимаю. Они просто чокнутые". Но все эти люди не увидели самого уникального в сообществе. Если выздоравливающий от последствий насилия не приложит все силы, чтобы выполнить Программу предлагаемых Двенадцати Шагов выздоровления, то это равносильно подписанию себе смертного приговора. Его нездоровое поведение и последующий за ним полный крах не будут наказанием со стороны власть предержащих, они вытекают из его личного неповиновения духовным принципам.

То же самое угрожает и целой группе. Если она, хотя бы приблизительно, не следует Двенадцати Традициям, то может захиреть и погибнуть. Поэтому мы, подчиняемся духовным принципам вначале потому, что обязаны это делать, а в конце концов потому, что нам нравится та жизнь, которую несет с собой это подчинение.

Совершенно очевидно, что мы никогда не будем организовывать выборные комитеты, которые управляли бы нами, но также ясно, что нам необходимы люди, которые будут обслуживать наши нужды. Существует огромная разница между духом авторитарной власти и духом обслуживания, эти два полярных понятия подчас диаметрально противоположны.

Так же как целью каждого члена Abused Anonymous является личное выздоровление, и цель наших служб — в том, чтобы путь к выздоровлению был доступен любому, кто только пожелает достичь его. Если никто не занимается рутинными делами группы, тогда то, что мы называем АDА прекращает свою деятельность. Наша связь с теми, кто нуждается в нас, не должна прерываться.

Наше сообщество должно действовать, но ему необходимо избегать опасностей, которые таят в себе большое богатство, престиж, сильная власть, столь привлекательные для других организаций. Хотя Девятая Традиция, на первый взгляд, обращена исключительно на практические дела, ее применение выявляет сообщество, лишенное организации и существующее благодаря духу служения, — подлинное товарищество.

Традиция №10
Abused Anonymous не придерживается какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельности; поэтому имя АDА не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии
Ни разу с момента основания АDА не было в нашей организации раскола из-за какого-нибудь спорного вопроса. Наше Содружество никогда публично не становилось на позиции одной из сторон в нашем враждующем мире. Это нельзя считать приобретенной добродетелью.

Ведомые каким-то глубинным инстинктом, мы знали с самого начала, что, как бы нас ни провоцировали, мы никогда не должны вставать на чью-либо сторону в публичных спорах, даже когда эта сторона заслуживает всяческой поддержки. История дает нам достаточно примеров соперничавших наций и боровшихся группировок, которые в конце концов распались, потому что они созданы были для соперничества или оказались втянутыми в него. Иные развалились из-за полнейшего самодовольства, пытаясь навязать остальной части человечества "золотой век" в своем особом понимании. В наше время мы видим, как миллионы людей умирают в войнах, обусловленных политическими или экономическими причинами и усугубляемых религиозными или расовыми различиями. Мы живем в условиях нависшей над нами угрозы массового уничтожения в ходе истребительной войны, которая должна решить, как следует управлять людьми и как распределять дары природы и плоды человеческого труда. В таком духовном климате родилось наше сообщество и с тех пор, по милости Божьей, процветает.

Снова хотим подчеркнуть, что нежелание бороться друг с другом или с кем-нибудь еще не рассматривается нами как особая добродетель, которая ставит нас выше других людей. Это не значит также, что члены Аbused Anonymous, восстановленные в своих гражданских правах, будут уходить от любых индивидуальных обязанностей действовать так, как они считают справедливым, по отношению к важнейшим проблемам современности. Но что касается сообщества в целом — это совершенно другое дело. Как организация мы не вступаем в общественные споры, потому что, если мы сделаем это, наше сообщество погибнет. Мы считаем, что сохранение группы и расширение нашей деятельности имеет гораздо большее значение, чем тот вклад, который мы коллективно могли бы внести в борьбу за какое-нибудь дело. Поскольку выздоровление от последствий насилия является для нас содержанием жизни, важно, чтобы мы сохранили в полной силе наше средство выживания.

Сообщество Анонимных Алкоголиков делится своим опытом:

«Может создаться впечатление, что алкоголики в АА стали исключительно миролюбивыми людьми, что мы живем одной большой счастливой семьей. Это, конечно, не так. Как и все люди, мы ссоримся. Пока мы не притерлись друг к другу, наши отношения, на первый взгляд, казались сплошными перебранками. Директор корпорации, который только что проголосовал за то, чтобы его компания израсходовала сто тысяч долларов, мог появиться на собрании АА и выйти из себя от того только, что требуется собрать 25 долларов на почтовые марки. Не желая, чтобы кто-то руководил группой, половина членов может выйти из ее состава и организовать новую группу, где все будет так, как нравится им. Ветераны, на время превратившись в отступников, угрюмо сидят по углам. Жестоким нападкам подвергаются люди, подозреваемые в нечистых побуждениях. Несмотря на чье-то ворчание, наши мелкие стычки никогда не приносили никакого вреда АА. Они были составной частью нашего обучения совместной жизни и деятельности. Следует отметить, что они всегда касались того, как сделать работу в АА наиболее эффективной и принести максимальную пользу наибольшему числу алкоголиков.

Вашингтонское общество, движение в среде алкоголиков, появившееся в Балтиморе сто лет тому назад, почти нашло ключ к решению алкогольных проблем. Сначала это Общество состояло исключительно из алкоголиков, которые пытались помогать друг другу. Его первые члены считали, что они должны посвятить себя только этой единственной цели. Во многих отношениях "вашингтонцы" похожи на нас. Количество членов этой организации превысило стотысячную отметку. Если бы они остались независимыми и придерживались только своей основной цели, то, вероятно, нашли бы окончательное решение проблемы исцеления от алкоголизма. Но этого не случилось. Вместо этого "вашингтонцы" позволили политикам и реформистам, алкоголикам и не алкоголикам использовать их общество в своих целях. В то время важной политической проблемой, вызывавшей в обществе разногласия, была отмена рабства. "Вашингтонцы" яростно и открыто выступили публично в защиту одной из точек зрения. Возможно, Общество сумело бы сохранить себя, даже заняв определенную позицию по проблеме отмены рабства, но оно решило реформировать все американское общество в вопросах отношения к спиртным напиткам. Выступив в защиту воздержания от алкоголя, оно за несколько лет полностью утратило способность эффективно помогать алкоголикам.

Анонимные Алкоголики извлекли урок из вашингтонской истории. Проследив причины гибели этого движения, первые члены АА решили, что они должны воздержаться от участия в публичных дискуссиях. Так был заложен краеугольный камень Десятой Традиции: "Содружество Анонимных Алкоголиков не придерживается какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельности; поэтому имя АА не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии"».
Традиция №11
Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основывается на привлекательности наших идей, а не на пропаганде; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио и кино
Содружество Анонимных Алкоголиков делится своим опытом:

«Без целой армии сочувствующих нашему движению мы никогда не смогли бы так вырасти в размерах. Широкое благоприятное освещение нашей деятельности во всем мире было главным средством привлечения алкоголиков в Содружество. В штаб-квартирах, клубах АА, в домах наших членов постоянно звонит телефон. Один голос говорит: "Вчера я прочитал в газете статью о…", другой: "Вчера мы услышали в радиопрограмме…", еще один: "Мы видели фильм о…" или: "Мы видели программу об АА по телевидению…" Не будет преувеличением сказать, что половина наших членов пришли в АА благодаря средствам массовой информации.

Те, кто звонят нам, не обязательно алкоголики или члены их семей. Врачи читают публикации об АА в медицинских журналах и просят дополнительную информацию. Религиозные деятели находят статьи о нас в церковных публикациях и тоже задают вопросы. Предприниматели узнают, что крупные корпорации одобряют нашу деятельность, и хотят знать, что можно сделать, чтобы уменьшить алкоголизм на их предприятиях.

Поэтому на нас лежит огромная ответственность за выработку наилучшей политики в отношении внешних связей нашего Содружества АА. Пройдя через трудные испытания, мы, как нам кажется, сумели выработать такую политику. Во многих отношениях она является полной противоположностью обычной рекламной практике. Мы поняли, что нашим главным принципом должен стать принцип привлечения, а не пропаганды.

Посмотрим, как выглядят на практике эти два противоположные принципа. Когда политическая партия хочет победить на выборах, она рекламирует достоинства своего лидера, чтобы привлечь к нему избирателей. Какое-нибудь филантропическое общество хочет собрать необходимые средства, впоследствии оно крупными буквами печатает имена всех выдающихся людей, чью материальную поддержку ему удалось получить. Политическая, экономическая и религиозная деятельность любого объединения во всем мире серьезно зависит от того, насколько известно его руководство. То, что люди становятся символами движений и идей, является важной психологической потребностью, скрытой глубоко в недрах сознания. Мы в АА не сомневаемся в этом. Но нам надо трезво оценить тот факт, что всегда находиться на виду рискованно, особенно для нас. По темпераменту каждый из нас был неукротимым пропагандистом, но идея сообщества, состоящего только из таких людей, выглядит пугающей. Учитывая этот взрывоопасный фактор, мы поняли, что должны проявлять сдержанность.

Результаты этой сдержанности были поистине поразительными. Она привела к более благоприятным отзывам в прессе об Анонимных Алкоголиках, чем мы смогли бы добиться при помощи ухищрений самых способных наших агентов по рекламе. Конечно, какая-то реклама нам все же нужна, поэтому мы решили, что будет лучше, если это будут делать для нас наши друзья. Оказалось, что это действительно прекрасная идея. Опытные сотрудники газет, закаленные скептики, сделали все от них зависящее, чтобы объяснить наши идеи. Для них мы не просто источник интересных сюжетов. Представители всех средств массовой информации, мужчины и женщины, стали нашими лучшими друзьями.

Вначале пресса не понимала нашего отказа от личного участия в рекламе. Их искренне сбивало с толку наше требование о соблюдении анонимности. Потом они поняли, в чем суть дела. Такое редко бывает в нашем мире — сообщество, которое хочет рекламировать свои принципы, но не своих членов. Пресса была в восторге от такого отношения. С тех пор ее репортажи об АА всегда проникнуты таким энтузиазмом, который с трудом можно отыскать среди самых ревностных членов АА.

Был период, когда американская пресса была в большей степени сторонницей нашей анонимности, чем некоторые из членов АА. Как-то раз около ста наших членов решили публично нарушить свою анонимность. С наилучшими намерениями они заявили, что принцип анонимности относится ко временам конной тяги как нечто, сослужившее добрую службу при зарождении АА. Они были уверены, что дела АА пошли бы лучше, если бы организация воспользовалась современными методами рекламы. Ведь АА имела среди своих членов лиц, известных в своем городе, в стране и даже во всем мире. Если бы они захотели — а многие хотели — почему бы им не заявить публично о своем членстве в нашем Содружестве и тем самым не привлечь многих новых членов в АА? Эти аргументы звучали убедительно, но, к счастью, наши друзья-журналисты не согласились с ними.

Штаб-квартира разослала письма практически во все пресс-агентства Северной Америки с разъяснением, что наша политика по отношению к общественности основана на привлекательности наших идей, а не на рекламе, подчеркивая при этом принцип личной анонимности как важнейший элемент защиты нашей деятельности. С тех пор редакторы и корректоры стиля неоднократно удаляли из номера имена и фотографии членов АА. Не раз они напоминали честолюбцам о политике АА в отношении анонимности. Ради этого принципа они пожертвовали многими прекрасными публикациями. Наше сотрудничество оказалось очень успешным. В настоящее время осталось не так уж много членов АА, намеренно нарушающих принцип анонимности на публичном уровне.

Таким был процесс, который привел к созданию Одиннадцатой Традиции. Для нас, однако, она представляет собой нечто большее, чем разумная политика по отношению к общественности. Это не просто отказ от личной выгоды. Эта Традиция постоянно напоминает, что в АА не место личным амбициям. Каждый член АА должен активно охранять интересы Содружества».
Традиция №12
Анонимность — духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности
В начале анонимность произошла отнюдь не от необходимости ощущать уверенность, она была детищем наших ранних страхов. Наши первые безымянные группы были тайными организациями. Новые члены могли отыскать нас только через своих близких друзей. Малейший намек на публичность, даже необходимый для нашей работы, шокировал нас. Нам казалось, что мы должны прятаться от общественного недоверия и презрения.

Содружество Анонимных Алкоголиков делится своим опытом:

«Когда в 1939 году появилась Большая Книга, мы назвали ее "Анонимные Алкоголики". Ее предисловие содержало следующее важное заявление: "Важно, чтобы мы сохранили нашу анонимность, поскольку нас слишком мало в настоящее время для того, чтобы справиться с огромным числом персональных посланий, которые может вызвать эта публикация. Будучи в большинстве своем бизнесменами или специалистами, мы не смогли бы справляться со своей работой в подобном случае". Между строк этого заявления можно прочитать, что мы просто боялись, что увеличение числа наших членов раскроет нашу анонимность.

По мере того как число групп росло, проблемы анонимности усложнялись. Радуясь чудесному исцелению каждого из наших братьев-алкоголиков, мы иногда обсуждали интимные или мучительные для него моменты, предназначенные только для ушей его наставника. Пострадавший, оскорбленный в своих чувствах, справедливо жаловался, что его доверие было обмануто. Когда такие истории начинали циркулировать за пределами группы, возникала серьезная угроза подрыва обещанного нами принципа анонимности. Это нередко отталкивало от нас людей. Ясно, что имя каждого члена АА и его история должны были храниться в тайне, если он того желал. Таков был наш первый урок в практическом применении принципа анонимности.

Некоторые новички, однако, с характерным для нас отсутствием сдержанности не придавали никакого значения секретности. Им хотелось кричать об АА с кровель, что они и делали. Едва протрезвевшие алкоголики с сияющими глазами бегали за всеми и, хватая для надежности за пуговицы, заставляли слушать их рассказы. Некоторые торопились занять место перед микрофонами и телекамерами. Иногда они страшно напивались и с треском проваливали всю работу своей группы. Из членов АА они превратились в позеров.

Тут мы призадумались. Перед нами встал прямой вопрос: "В какой мере должен быть анонимным каждый член АА.?" По мере развития мы поняли, что не можем быть тайным обществом, но, с другой стороны, мы не могли превратиться в сборище водевильных трупп. Поиск золотой середины между этими двумя крайностями потребовал долгого времени.

Как правило, каждый новичок хотел, чтобы его семья сразу же узнала о том, чем он собирается заняться. Он также хотел посвятить в свои дела всех тех, кто пытался помочь ему, — врача, священника, близких друзей. Поверив в себя, он чувствовал, что может рассказать о своем новом образе жизни своему начальнику и коллегам. Когда же он начинал помогать другим, он понимал, что способен свободно говорить об АА почти что со всеми. Эти, не выходящие за рамки определенного круга рассказы помогали ему избавиться от страха, что на нем клеймо алкоголика, и начать распространять новость о существовании АА среди своих соседей. Благодаря этим беседам к нам пришли многие мужчины и женщины. Хотя анонимность в строгом смысле слова здесь не соблюдалась, но ее дух, тем не менее, не нарушался.

Но вскоре стало очевидным, что таких бесед для наших целей недостаточно. Наша работа нуждалась в публичном освещении. Группы АА должны были связаться с как можно большим количеством страдающих алкоголиков. Поэтому многие группы стали проводить открытые собрания, на которых присутствовали друзья и все желающие, с тем, чтобы каждый гражданин мог сам увидеть, что мы из себя представляем. Отношение к этим собраниям было крайне одобрительным. Вскоре группы стали получать приглашения выступить с сообщениями об АА в различных организациях, церковных общинах и медицинских обществах. Если на этих собраниях имя выступающего не называлось, а представители прессы были предупреждены, что имена и фотографии не должны появляться в печати, это приводило к хорошим результатам.

Затем мы попали в большую прессу, и это было захватывающе. Статьи в кливлендском издании "Plain Dealer", рассказывающие о нас, увеличили число наших членов с нескольких человек до нескольких сотен всего за одни сутки. Сообщение об обеде, данном Рокфеллером в честь АА, помогло удвоить число наших членов всего за год. Знаменитая публикация Джека Александера в "Saturday Evening Post" создала АА репутацию национальной организации. Это чествование наших успехов привело к еще большему признанию нашей деятельности. Другие газеты и журналы просили материал об АА. Что было делать?

Когда публичное одобрение нашей деятельности на таком высоком уровне стало повсеместным, мы поняли, что оно может принести нам огромную пользу или причинить непоправимый вред. Все будет зависеть от того, в какое русло направить развитие событий. Мы не могли позволить самозванцам брать на себя роль мессий, представляющих АА широкой публике. Стремление к пропаганде уничтожит нас. Если кто-то один напьется в общественном месте или его уговорят использовать название нашего Содружества для собственных целей, это нанесет нам непоправимый ущерб. На этом высоком уровне (пресса, радио, кино и телевидение) анонимность — имеется в виду 100%-ная анонимность — была единственным правильным решением. В этом вопросе принципы были гораздо важнее всех без исключения личностей.

Все эти события научили нас, что анонимность является проявлением подлинного смирения в действии. Это всеобъемлющее духовное качество, которое ныне стало определяющим в деятельности АА на всех уровнях. Движимые духом анонимности, мы стараемся отказаться от естественного желания лично выделиться в среде других алкоголиков или в глазах общественного мнения. Отказываясь от этих вполне человеческих устремлений, мы считаем, что каждый из нас участвует в создании надежного защитного покрывала для нашего Содружества, под прикрытием которого мы можем духовно расти и совместно работать.

Мы уверены, что смирение, выраженное в анонимности, является лучшей защитой, которую Содружество Анонимных Алкоголиков когда-либо имело».
Вы можете скачать большую книгу Abused Anonymous в формате epub
Скачать

Различную информацию, литературу, лекции, видео по теме насилия можно найти внутри нашего почтового ящика
e-mail: aabuse@mail.ru
пароль: abusedanonymous
Приглашаем на собрания
Санкт-Петербург
Ул. Большая Подъяческая, д. 34
Воскресенье в 19:30

Онлайн группы в Zoom
Среда в 20:00
Суббота в 20:00

Ссылку на группу в Zoom публикуем в Skype
Добро пожаловать по ссылке


По вопросам группы:
+7 (904) 638-07-48

Наша группа в VK https://vk.com/club74072001
Abused Anonymous
8 904 638 07 48
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website